Кодекс воина древних толтеков

Этот свод правил раскидан во многих книгах Карлоса Кастанеды, а в обобщенном виде представлен в «Колесе времени».

Само слово “воин” многими воспринимается негативно, что отражает внутреннюю скрытую  агрессию у большинства людей. В традициях толтеков воин  – это синоним шамана и понимается скорее как сталкер (а в современном представлении джедай), бесстрашно проникающий в сферу неизведанного.

Быть воином — это самый эффективный способ жить. Воин сомневается и размышляет до того, как принимает решение. Но когда оно принято, он действует без сомнений, опасений и колебаний. При этом воин непременно принимает на себя ответственность за то, что он делает. Впереди — еще миллионы решений, каждое из которых ждет своего часа. Это — путь воина.

Воин-охотник настроен на выживание, и он выживает, выбирая наиболее оптимальный образ действия.

Воин живет действием, а не думанием о действии или думанием о том, что он будет думать, когда закончит действовать.

Воин не жалеет времени на определение главного направления. После этого он тщательно продумывает каждый шаг… но только один, не думая о следующих и не забегая вперед. Потом очередной шаг. Потом еще… И т.д.

Воин не испытывает угрызений совести за что-либо содеянное, так как оценивать собственные поступки как низкие, отвратительные или дурные означает приписывать самому себе неоправданную значительность.

Смирение воина и смирение нищего — невероятно разные вещи. Воин ни перед кем не опускает голову, но в то же время он никому не позволяет опускать голову перед собой. Нищий, напротив, падает на колени и шляпой метет пол перед тем, кого считает выше себя, но тут же требует, чтобы те, кого он считает ниже его, мели пол перед ним.

Личность человека — это суммарный объем его личной силы, которая и определяет его жизненный путь. Личная сила — это что-то вроде ощущения удачи или счастья. Воин — охотник за силой. На нее необходимо охотиться и накапливать ее в течение всей жизни.

Все трудности для человека состоят в том, что интуитивно он осознает свои скрытые ресурсы, но не отваживается воспользоваться ими.

Для обычного человека мир кажется либо скучным, либо противоречивым. Для воина мир огромен, устрашающ, таинствен, непостижим. Воин с полной ответственностью относится к своему пребыванию здесь — в этом чудесном мире, сейчас — в это чудесное время.

Чувство собственной важности делает человека безнадежным: тяжелым, неуклюжим и пустым. Быть воином означает быть легким и текучим.

Воина никогда не беспокоит его страх. Вместо этого он думает о чудесах видения полей энергии! В сравнении с этим все остальное — пустые украшения.

Обычный человек слишком озабочен тем, чтобы любить людей, и тем, чтобы его любили. Воин любит –  и все! Он любит всех, кто ему нравится, и все, что ему по душе.

То, что воин называет волей, есть сила внутри нас самих. Это не мысль, не предмет, не желание. Воля — это то, что заставляет воина побеждать, когда его рассудок говорит ему, что он повержен. Воля — это то, что делает его неуязвимым.

Воин-охотник действует так, словно каждое его действие — последняя битва. И естественно, последний поступок должен быть самым лучшим. Это доставляет ему удовольствие и притупляет страх.

Смерть — наш вечный попутчик. Она всегда находится слева от нас на расстоянии вытянутой руки. Каждый раз, когда воин чувствует, что все складывается из рук вон плохо и он на грани полного краха, он оборачивается налево и спрашивает, так ли это. И смерть отвечает, что кроме ее прикосновения нет ничего, что действительно имело бы значение: «Но я же еще не коснулась тебя!».

Уверенность в себе воина и самоуверенность обычного человека — это разные вещи. Обычный человек ищет признания в глазах окружающих, называя это уверенностью в себе. Воин ищет безупречности в собственных глазах и называет это смирением. Обычный человек цепляется за окружающих, а воин рассчитывает только на себя. Самоуверенность означает, что ты знаешь что-то наверняка; смирение воина — это безупречность в поступках и чувствах. Обычный человек цепляется за подобного себе человека, воин цепляется за бесконечность.

Есть множество вещей, которые воин может делать в определенное время, из тех, которые несколько лет назад показались бы ему безумием. Сами по себе эти вещи не изменились, изменилось его представление о себе. Невозможное тогда стало вполне возможным сейчас.

Единственно возможный для воина курс — это действовать неуклонно, не оставляя места для отступления. Он достаточно знает о пути воина, чтобы поступать должным образом, но его старые привычки и повседневная рутина жизни могут препятствовать ему на его пути.

Если воин в чем-то добивается успеха, то этот успех должен приходить мягко, пусть даже с огромными усилиями, но без потрясений и навязчивых идей.

Обычный человек считает, что индульгировать в сомнениях и колебаниях — это признак чувствительности и духовности. Правда состоит в том, что обычный человек очень далек от того, чтобы быть чувствительным. Он обманывает себя не намеренно, но его маленький разум превращает себя в чудовище или святого, но на самом деле он слишком мал для такой большой формы, какую заполняет чудовище или святой.

Ключом к шаманизму является изменение нашей идеи мира. Остановка внутреннего диалога — единственный путь к этому. Все остальное — просто разговоры. Все, что бы вы ни сделали, за исключением остановки внутреннего диалога, ничего не сможет изменить ни в вас самих, ни в вашей идее мира.

Мы непрерывно разговариваем сами с собой. Именно внутренний диалог прижимает к земле людей в повседневной жизни. Когда мы перестаем разговаривать с собой, мир становится таким, каким он есть на самом деле.

Главная помеха для воина — внутренний диалог: это ключ ко всему. Когда воин научится останавливать его, все становится возможным. Самые невероятные проекты становятся выполнимыми.

Стоит достичь внутреннего безмолвия — и все становится возможным. Внутренний диалог останавливается за счет того же, за счет чего начинается: за счет действия воли. Ведь начать внутренний разговор с самими собой мы вынуждены под давлением тех, кто нас учит. При этом они задействуют свою волю без сомнений и колебаний. Точно также и мы неосознанно задействуем свою в процессе обучения. Обучаясь говорить с самими собой, мы обучаемся управлять волей. Это наша воля — разговаривать с самими собой. И, чтобы прекратить внутренние разговоры, нам следует воспользоваться тем же самым способом: приложить к этому волю без сомнений и колебаний.

Всегда, когда прекращается внутренний диалог, мир разрушается, и на поверхность выходят незнакомые грани нас самих, как если бы до этого они содержались под усиленной охраной наших слов.

Воин берет свою судьбу, какой бы она ни была, и принимает ее в абсолютном смирении. Он в смирении принимает себя таким, каков он есть, но не как повод для сожаления, а как живой вызов.

Утешение, благодарность, небеса, страх — все это слова, которые создают настроения, которым человек учится, даже не спрашивая об их ценности. Так черные маги завладевают его преданностью.

Окружающие нас люди являются черными магами. И тот, кто с ними, тот тоже черный маг. Задумайтесь на секунду. Можете ли вы уклониться от тропы, которую для вас проложили ваши близкие? Нет. Ваши мысли и поступки навсегда зафиксированы в их терминологии. Это рабство. Воин, с другой стороны, свободен от всего этого. Свобода стоит дорого, но цена не невозможна. Поэтому бойтесь своих тюремщиков, своих учителей. Истратьте времени и сил, боясь свободы.

Слабая сторона слов в том, что они заставляют нас чувствовать себя осведомленными, но когда мы оборачиваемся, чтобы взглянуть на мир, они всегда предают нас. Поэтому воин предпочитает действовать, а не говорить.

Воин рассматривает себя как бы уже мертвым, поэтому ему нечего терять. Самое худшее с ним уже случилось, поэтому он ясен и спокоен. Если судить о нем по его поступкам, то никогда нельзя заподозрить, что он замечает все.

Знание — это наиболее пугающая вещь, особенно для воина. Но если воин однажды принимает пугающую природу знания, то он отбрасывает саму возможность ужасаться. Знание для воина является чем-то таким, что приходит сразу, поглощает его и проходит.

Знание приходит, летя, как крупицы золотой пыли, той самой пыльцы, которая покрывает крылья бабочек. Так что для воина знание похоже на ливень, на пребывание под дождем из крупиц темно-золотой пыли.

Воины выигрывают свои битвы не потому, что они бьются головами о стены, а потому, что проникают сквозь них, не разрушая.

Воин культивирует чувство, что у него есть все необходимое для этого экстравагантного путешествия, которым является его жизнь. В случае воина все, что для этого нужно, — это быть живым. Жизнь — это маленькая прогулка, которую мы предпринимаем сейчас, жизнь сама по себе достаточна, сама себя объясняет и заполняет. Понимая это, воин живет соответственно. Поэтому можно смело сказать, что опыт всех опытов — это быть живым.

Быть воином — это не значит просто желать им быть. Это, скорее, бесконечная битва, которая будет длиться до последнего момента. Никто не рождается воином, точно так же, как никто не рождается обычным человеком. Мы сами себя делаем тем или другим.

Воин умирает трудным способом. Его смерть должна бороться с ним. Воин не отдается смерти так просто.

Наш разум заставляет нас забыть, что описание — это только описание, и, прежде чем осознать это, человеческие существа сами заключают себя в заколдованный круг, из которого они редко вырываются в течение отпущенного им времени жизни.

Люди — воспринимающие существа. Однако воспринимаемый ими мир является иллюзией — иллюзией, созданной описанием, которое им внушали с момента, когда они появились на свет.

Обычный человек поддерживает свое описание мира при помощи разума, а шаман — при помощи воли. Воин позволяет себе воспринимать и поддерживать оба описания — мира разума и мира воли. Это единственный способ использовать повседневный мир как вызов и как средство накопить достаточно личной силы для обретения целостности самого себя.

Только воин может выстоять на пути знания. Воин не жалуется и ни о чем не сожалеет. Его жизнь — бесконечный вызов, а вызовы не могут быть плохими или хорошими. Вызовы — это просто вызовы.

Основное различие между воином и обычным человеком заключается в том, что воин все принимает как вызов, тогда как обычный человек принимает все как благословение или проклятие.

Воин должен быть текучим и изменяться в гармонии с окружающим миром, будь это мир разума или мир воли.

Смерть — это необходимая добавка к «должен верить». Без осознания смерти все становится обычным, незначительным. Мир потому и является неизмеримой загадкой, что смерть постоянно выслеживает нас. Без осознания присутствия нашей смерти нет ни силы, ни тайны. Долг верить, что мир таинствен и непостижим, — это выражение самого глубокого предрасположения воина.

Сила всегда открывает воину кубический сантиметр шанса. Искусство воина состоит в том, чтобы быть непрерывно текучим, иначе он не успеет ухватиться за этот шанс.

Обычный человек привык осознавать только то, что считает важным для себя. Но настоящий воин должен осознавать все и всегда.

Целостность самого себя — очень таинственное дело. Нам нужна лишь малая часть ее для выполнения сложнейших жизненных задач. Но когда мы умираем, мы умираем целостными. Шаман задается вопросом: если мы умираем с целостностью самих себя, то почему бы тогда не жить с ней?

Для воина главнейшим правилом в жизни является выполнять свои решения столь тщательно, что ничто, случившееся в результате его действий, не может его удивить и уж тем более — истощить его силы.

Когда воин принимает решение, он должен быть готов к смерти. Если он готов умереть, то не будет никаких ловушек, никаких неприятных сюрпризов и никаких ненужных поступков. Все должно мягко укладываться на свое место, потому что он не ожидает ничего.

Воин, как учитель, прежде всего, должен обучить своего ученика одной возможности — способности действовать, не веря, не ожидая наград. Действовать только ради самого действия.

В помощь стиранию личной истории воин, как учитель, должен обучить своего ученика трем техникам. Они заключаются в избавлении от чувства собственной важности, принятии ответственности за свои поступки и использовании смерти как советчика.

Нет никакого способа избавиться от жалости к самому себе, освободиться от нее с пользой. Изменение фасадов жалости к себе означает только то, что воин переносит прежде важные составляющие на второй план. Жалость к самому себе по-прежнему остается чертой его характера, однако теперь она занимает место на заднем плане — подобно тому, как представления о надвигающейся смерти, о смирении воина или об ответственности за свои поступки когда-то тоже существовали на заднем плане и никак не использовались до тех пор, пока воин не стал воином.

Воин признает свою боль, но не индульгирует в ней. Поэтому настроение воина, который входит в неизвестность, — это не печаль. Напротив, он весел, потому что он чувствует смирение перед своей удачей, уверенность в том, что его дух неуязвим, и, превыше всего, полное осознание своей эффективности. Радость воина исходит из его признания своей судьбы и его правдивой оценки того, что лежит перед ним.

Человек становится мужественным, когда ему нечего терять. Мы малодушны только тогда, когда есть еще что-то, за что мы можем цепляться.

У воина нет возможности отдавать что бы то ни было на волю случая. Воин реально влияет на результаты событий силой своего осознания и своего несгибаемого намерения.

Если воин хочет отдать долг за все то добро, которое для него сделали, и у него нет возможности сделать это по отношению к конкретному человеку, который когда-то помог ему, он может сделать свой вклад в человеческий дух. Это может быть очень немного, но, сколько бы он ни вложил, этого всегда будет более чем достаточно.

Воин знает, что измениться он не может. Но хотя ему это прекрасно известно, он все же пытается изменить себя. Это единственное преимущество, которое воин имеет перед обыкновенным человеком. Воин не испытывает разочарования, когда, пытаясь измениться, терпит неудачу.

Чтобы вспугнуть человеческую форму и стряхнуть ее, воины должны быть безупречны в своем стремлении измениться. После долгих лет безупречности наступит такой момент, когда человеческая форма уже не может выдержать ее и уходит. Это означает, что придет такой миг, когда энергетические поля, искажавшиеся в течение жизни под влиянием привычек, распрямляются. Несомненно, при таком распрямлении энергетических полей воин испытывает сильное потрясение и даже может погибнуть, однако безупречный воин непременно выживет.

Единственная свобода для воина состоит в том, что он должен быть безупречным. Безупречность является не только свободой, но и единственным способом вспугнуть человеческую форму.

Любой привычке для функционирования необходимы все ее составные части. Если некоторые части отсутствуют, привычка разрушается. Привычка нуждается во всех своих составных частях, чтобы оставаться живой.

Битва происходит именно здесь, на этой земле. Мы — человеческие существа. Кто знает, что ожидает нас и какого рода силу мы можем иметь?

Мир людей поднимается и опускается, и люди поднимаются и опускаются вместе со своим миром. Воинам незачем следовать за подъемами и спусками их ближних.

Мы делаем выбор только один раз. Мы выбираем быть воином или быть обычным человеком. Другого выбора просто не существует. Не на этой земле.

Путь воина приводит человека в новую жизнь, и эта новая жизнь должна быть полностью новой. Он не может вносить в эту новую жизнь свои уродливые старые пути.

Особое значение воины всегда придают первому событию из любой серии событий, так как оно является подлинным знаком. Воины рассматривают такое событие как программу или карту того, что должно произойти впоследствии.

Человеческим существам нравится, когда им говорят, что следует делать, однако еще больше им нравится сопротивляться и не делать того, о чем им говорили. Именно поэтому они прежде всего запутываются в ненависти к тому, кто им советует что-то делать.

Каждый имеет достаточно личной силы для чего угодно. В случае воина фокус состоит в том, чтобы отвернуть свою личную силу от своих слабостей и направить ее к своей цели воина.

Воинам рекомендуется не иметь никаких материальных вещей, на которых концентрировалась бы их сила, фокусироваться на духе, на действительном полете в неведомое, а не на тривиальных вещах.Каждый, кто хочет следовать пути воина, должен освободиться от страсти владеть и цепляться за вещи.

Ход жизни воина неизменен. Вызов в том, насколько далеко уйдет он по узкой дороге, насколько безупречным он будет в пределах этих нерушимых границ…

Действия людей не влияют на воина, потому что у него больше нет никаких ожиданий. Странный покой становится руководящей силой его жизни. Он воспринял одну из концепций жизни воина — отрешенность.

Сама по себе отрешенность еще не означает мудрости, тем не менее является преимуществом, позволяя воину мгновенно переоценивать ситуацию и пересматривать свою позицию. Чтобы пользоваться этим дополнительным преимуществом адекватно и правильно, необходимо, однако, чтобы воин непрестанно сражался на протяжении всей своей жизни.

Намного легче двигаться в условиях максимального стресса, чем быть безупречным в обычных обстоятельствах.

Все способности, возможности и достижения шаманизма, от самых простых до самых немыслимых, заключены в самом человеческом теле.

Сила, правящая судьбой всех живых существ, называется Орлом. Для видящего она выглядит как неизмеримый иссиня-черный Орел, стоящий прямо, высотой уходя в бесконечность. Орел пожирает осознание всех существ, мгновение назад живших на земле, а сейчас мертвых. Они летят к клюву Орла, как бесконечный поток мотыльков, летящих на огонь, чтобы встретить своего хозяина и причину того, что они жили. Орел разрывает эти маленькие осколки пламени, раскладывая их, как скорняк шкурки, а затем съедает, потому что осознание является пищей Орла. Орел — сила, правящая судьбой живых существ, — видит всех этих существ сразу и совершенно одинаково. Поэтому у человека нет никакого способа разжалобить Орла, просить у него милости или надеяться на снисхождение. Человеческая часть Орла слишком мала и незначительна, чтобы затронуть целое. Хотя Орла и не волнуют обстоятельства жизни любого живого существа, каждому из них он сделал дар. По-своему, своими собственными средствами, каждое из них, если пожелает, имеет власть сохранить силу осознания, силу не повиноваться зову смерти и тому, чтобы быть пожранным. Каждому живому существу была дарована сила, если оно того пожелает, искать проход к свободе и пройти через него. Для того видящего, который видит этот проход, и для тех существ, которые прошли сквозь него, совершенно очевидно, что Орел дал этот дар для того, чтобы увековечить осознание.

Проскочить к свободе не означает вечной жизни в том смысле, как обычно понимается вечность — как непрерывная бесконечная жизнь. Воин просто сохраняет осознание, обычно распадающееся в момент умирания. В момент перехода тело во всей его полноте озаряется знанием. Каждая клетка мгновенно осознает себя и целостность всего тела.

Дар Орла, свобода, — это не награда, не подарок, это шанс иметь шанс.

Воин никогда не бывает осажденным. Находиться в осаде означает, что иметь какую-то личную собственность, которую могут подвергнуть осаде. У воина же ничего в мире нет, кроме его безупречности, а безупречности ничто угрожать не может. Однако в битве за собственную жизнь воин должен стратегически использовать все допустимые средства.

Воин всегда сам выбирает место для битвы. Он никогда не вступает в битву, не зная окружающей обстановки.

Воин отбрасывает все лишнее. Он ничего не усложняет и нацелен на то, чтобы быть простым.

Всю имеющуюся в его распоряжении сосредоточенность он применяет к решению вопроса о том, вступать или не вступать в битву, так как каждая битва является для него сражением за свою жизнь. Воин должен быть готовым и испытывать желание провести свою последнюю схватку здесь и сейчас. Однако он не делает это беспорядочно.

Воин расслабляется, отходит от самого себя, ничего не боится. Только тогда силы, которые ведут человеческие существа, откроют воину дорогу и помогут ему. Только тогда.

Встречаясь с неожиданным и непонятным и не зная, что с этим делать, воин на какое-то время отступает, позволяя своим мыслям бродить бесцельно. Воин занимается чем-то другим. Тут годится все что угодно.

Воин сжимает время, даже мгновения идут в счет. В битве за собственную жизнь секунда — это вечность, которая может решить исход сражения. Воин нацелен на успех, поэтому он экономит время, не теряя ни мгновения.
Сталкер никогда не выдвигает себя на первое место. Он всегда выглядывает из-за сцены.

Сталкер обучается никогда не принимать самого себя всерьез, уметь смеяться над собой. Если он не боится выглядеть дураком, он может одурачить кого угодно. Сталкер приобретает бесконечное терпение. Он никогда не спешит и никогда не волнуется. Сталкер бесконечно расширяет свои способности к импровизациям.

Сталкеры обращены лицом ко времени наступающему. Обычные люди смотрят на время, уходящее от нас. Только воины могут менять направление и поворачиваться лицом к надвигающемуся на нас времени.

У воинов только одна цель — их свобода. Умереть и быть съеденным Орлом — это не вызов. С другой стороны, проскочить мимо Орла и стать свободным — исключительная доблесть.

Воин не может больше плакать, и единственным выражением боли является дрожь, приходящая откуда-то из самых глубин Вселенной, как если бы одна из эманаций Орла была болью, и, когда она достигает воина, дрожь воина бесконечна.

Без печали и тоски полнота недостижима. Без них не может быть завершенности, ибо без них не может быть ни доброты, ни уравновешенности. А мудрость без доброты и знание без уравновешенности бесполезны.

Чувство собственной важности — главнейший и самый могущественный из врагов человека. Его уязвляют и обижают действия либо посягательства со стороны ближних, и это делает его слабым. Чувство собственной важности заставляет человека всю его жизнь чувствовать себя кем-то или чем-то оскорбленным.

Тот, кто встал на путь знания, должен обладать огромным воображением. На пути знания ничто не бывает таким ясным, как нам бы того хотелось.

Если видящий способен добиться своего, имея дело с мелким тираном, то он определенно сможет без вреда для себя встретиться с неизвестным и даже выстоять в столкновении с непознаваемым.

Может показаться естественным, что воин, способный остаться самим собой в столкновении с неизвестным, гарантированно может справляться с мелкими тиранами. Но в действительности это не так. Именно из-за этой ошибки погибли многие великолепные видящие древности. Ничто так не закаляет дух воина, как необходимость иметь дело с невыносимыми людьми, обладающими реальной властью и силой. Это — совершенный вызов. Только в таких условиях воин обретает уравновешенность и ясность, без которых невозможно выдержать натиск непознаваемого.

«Неизвестное» — это то, что скрыто от человека неким подобием завесы из имеющей ужасающую фактуру ткани бытия. Однако оно находится в пределах досягаемости. В определенный момент времени неизвестное становится известным. «Непознаваемое» же — нечто, не поддающееся ни осмыслению, ни осознанию. Непознаваемое никогда не перейдет в разряд известного, но тем не менее, оно всегда где-то рядом. Оно захватывает и восхищает своим великолепием, и в то же время его грандиозность и безграничность повергает в смертельный ужас.

Воины утверждают, что мир объектов существует лишь постольку, поскольку таким его делает наше осознание. В реальности же есть лишь эманации Орла — текучие, вечно меняющиеся, и в то же время неизменные, вечные.

Глубочайший изъян незакаленных воинов заключается в том, то они стремятся забыть о чудесности того, что они видят. Их потрясает сам факт того, что они видят, и они начинают верить, что все дело в их собственной гениальности. Чтобы одолеть почти непобедимую вялость человеческого состояния, закаленный воин должен быть безукоризненным. То, что воины делают с тем, что видят, намного важнее самого видения.

Страх — одна из величайших сил в жизни воинов, потому что он заставляет их учиться.

У воина нет ни чести, ни достоинства, ни семьи, ни имени, ни родины. Есть только жизнь, которую нужно прожить.

Все живые существа стремятся к смерти. Это — истина, в которой воин не может не отдавать себе отчета. Осознание же останавливает смерть.

Неизвестное неизменно присутствует здесь и сейчас, однако оно находится за пределами возможностей нашего нормального осознания. Для обычного человека неизвестное является как бы ненужной, лишней частью его осознания. Таковым оно становится потому, что обычный человек не обладает количеством свободной энергии, достаточным, чтобы отследить и уловить эту часть самого себя.

Величайшим недостатком человеческих существ является невозможность отрешиться от рассудочной инвентаризации. Но разум не способен рассматривать человека как энергию. Разум имеет дело с инструментами, создающими энергию. Однако он никогда всерьез не задумывается над тем, что мы — нечто большее, чем инструменты. Мы — организмы, производящие энергию. Мы — пузыри энергии.

Воины, целенаправленно достигшие состояния абсолютного осознания, — зрелище, в высшей степени достойное созерцания. В этот момент они сгорают в огне, возникающем изнутри. Да, изнутри приходит огонь и поглощает их. И тогда воины, достигшие полного осознания, сливаются с большими эманациями Орла и скрываются в вечности.

Безупречность начинается с какого-нибудь простого действия, которое должно быть целенаправленным, точным и осуществляемым с непреклонностью. Повторяя такое действие достаточно долго, человек обретает несгибаемое намерение. А несгибаемое намерение может быть приложено к чему угодно. И как только оно достигнуто — путь свободен. Каждый шаг повлечет за собой следующий, и так будет до тех пор, пока весь потенциал воина не будет полностью реализован.

Истинная тайна осознания переполняет нас. Эта тайна сочится сквозь все наши поры, мы буквально насквозь пропитаны тьмой и чем-то еще — невыразимым и необъяснимым. И относиться к самим себе по-иному — безумие. Поэтому не следует стараться закрывать глаза на тайну внутри себя, пытаясь втиснуть ее в рамки здравого смысла или чувствуя к себе жалость.

Понимание бывает двух видов. Первый — просто болтовня, вспышки эмоций и ничего более. Второй — результат сдвига точки сборки. Этот вид понимания совмещается не с эмоциональными выбросами, но с действием. Эмоциональное осознание приходит годы спустя, когда воин закрепил новую позицию точки сборки многократным ее использованием.

Воин всегда живет бок о бок со смертью. Воин знает, что смерть — всегда рядом, и из этого знания черпает мужество для встречи с чем угодно. Смерть — худшее из всего, что может с нами случиться. Но поскольку смерть — наша судьба и она неизбежна, мы — свободны. Тому, кто все потерял, нечего бояться.

Воин не отправляется в неизвестное, побуждаемый алчностью. Алчность работает только в мире обычной жизни. Но чтобы в леденящем душу одиночестве пуститься в странствие по немыслимым пространствам иных миров, требуется нечто повнушительнее алчности. Любовь. Нужна любовь к жизни, к авантюре, к тайне. Нужно обладать неиссякаемой любознательностью и огромной смелостью.

Воин думает только о тайне осознания, ибо только это имеет значение. Мы — живые существа, и смерть — наш удел, а осознание свое мы обязаны сдать туда, откуда оно получено. Но если нам удастся хоть чуть-чуть все это изменить, то какие тайны, должно быть, нас ожидают! Какие тайны!

Нельзя сказать, что с течением времени воин обучается шаманизму, — скорее, с течением времени он учится сохранять энергию. Эта энергия дает ему возможность использовать энергетические поля, которые не участвуют в восприятии известного нам повседневного мира. Шаманизм — это состояние осознанности, умение использовать те энергетические поля, которые не вовлечены в восприятие знакомого нам мира повседневной жизни.

Во Вселенной существует неизмеримая, неописуемая сила, которую шаманы называют намерением, и абсолютно все, что существует во Вселенной, соединено с намерением связующим звеном. Воины пытаются понять и использовать связующее звено. Особенно они заботятся об очищении его от парализующего влияния каждодневных забот обычной жизни. Шаманизм на этом уровне может быть определен как процесс очистки нашего связующего звена с намерением.

Шаманы имеют жизненно важную связь со своим прошлым, но не с их личным прошлым. Для шаманов их прошлое заключается в делах, которые совершили другие шаманы. Обычный человек тоже занят анализом прошлого, но он делает это из личных соображений. Он соизмеряет себя с прошлым, своим личным прошлым или прошлыми знаниями своего времени. Делает он это для того, чтобы найти оправдания своему поведению в настоящем или будущем. Или для того, чтобы найти для себя модель. Шаманы в таком случае заняты совершенно противоположным — они обращаются к своему прошлому, чтобы установить точку отсчета, что для них означает очистить свое связующее звено с намерением.

Дух проявляет себя воину на каждом повороте. Но это еще не вся истина. На самом деле дух открывает себя с одинаковой интенсивностью и постоянством любому человеку, но на взаимодействие с ним настроены только воины.

Для воина дух есть абстрактное просто потому, что он знает его без слов или даже мыслей. Он есть абстрактное, потому что воин не может себе даже представить, что такое дух. Тем не менее, не имея ни малейшего шанса или желания понять дух, он оперирует им. Воин узнает его, подзывает его, знакомится с ним и выражает его своими действиями.

У обычного человека связующее звено с намерением практически мертво, и воины начинают с такого звена, которое является совершенно бесполезным из-за своей неспособности действовать самостоятельно. Для того чтобы оживить это звено, воину необходима непоколебимая, неистовая целеустремленность — особое состояние ума, называемое несгибаемым намерением.

Сила человека безгранична, и смерть существует лишь потому, что мы намерены умереть с момента нашего рождения. Намерение смерти можно остановить при помощи изменения позиции точки сборки.

Хотя действия воинов и преследуют скрытую цель, но она не имеет ничего общего с личной выгодой. Обычный человек действует только тогда, когда есть возможность извлечь для себя какую-то пользу. Воины говорят, что они действуют не ради выгоды, но ради духа.

Шаманизм — это путешествие с целью возвращения. Воин, одержав победу, возвращается к духу, спускаясь при этом в ад. И из ада он приносит трофеи. Одним из таких трофеев является понимание.

Все, что мы должны сделать, чтобы позволить магии овладеть нами, — это изгнать из нашего ума сомнения. Как только сомнения изгнаны, — становится возможным все что угодно.

Человеческие возможности настолько безграничны и таинственны, что воины, вместо того чтобы размышлять об этом, предпочитают использовать их без надежды понять, что они собой представляют.

В мире повседневной жизни человек может очень легко изменить слово или решение. Единственная неотменяемая вещь в обычном мире — это смерть. С другой стороны, в мире шаманов можно отменить обычную смерть, но не слово воинов. В мире шаманов нельзя изменить или пересмотреть решения. Однажды принятые, они остаются в силе навсегда.

12 Replies to “Кодекс воина древних толтеков”

  1. Бусидо — это особая самурайская мораль, тесно связанная с любовью к духам природы и предков, к стране и государю.
    “Благородство,— сказал один знаменитый буси,— это способность души принять определённое решение… согласно с совестью, без колебания: «Умереть, если это нужно, убить — когда это потребуется»

  2. Содержательно! Одно верно, прожить нужно, зная, что смерть вот вот настигнет. Нужно помнить и не бояться смерти, тогда жизнь – удалась!!!

  3. Спасибо за полезную информацию. Прочитанный в юности Кастанеда оставил глубокий след в моей жизни. Но со временем, это след все сильнее “замыливался” ))) С Вашей помощью я его “отмыл” 😉
    Надеюсь, что кого-то данной публикацией вы сдвинете с точки стасиса, как говорится из Тоналя в Нагваль 😉
    Конечно мир многообразен и широк, путь к его познанию не один и каждый выбирает свой.
    Не стоит удивляться находкам некоторых собеседников “агрессии” в своде правил Воина ))) Каждый видит отражение себя (живущий в мире одной частоты, не может воспринимать мир других частот, ибо нет резонанса!)

  4. Великолепный кодекс. По-нашему, “путь воина” называется самосознание сверхчеловека. Хорошо, что опубликовали. Спасибо.

  5. Многие несколько неверно понимают само слово ВОИН …, я сама хип. и за мир и любовь. НО!!! Есть слова боец, рубака, агрессор и проч. Когда я не понимаю слово, и рядом нет кто мог бы объяснить его значение, я делаю следующее: Слово Воин – состоит из приставки ВО – войти, воспринять, восполнить (активно-внутреннее действие) и корня слова ИН – словообразующий корень заимствованный из китайского языка, означает женскую ипостась… (Инь-Ян), т.е. Слово воин – активный субъект проникающий со стороны Яня в половину Иня (ну или имеющий задатки для данного действия, то есть пассивная активность). Если говорить о женщине воине, то по аналогии её зовут ВОЯНЬ (улыбаюсь)…
    Один из величайших воинов планеты Земля был Иисус…, он и пал как настоящий воин… Кастанеда говорит не об агрессии, а точности восприятия мира и ответственности за свои поступки, когда употребляет слово воин… Понятие греха в религии – это понятие отсутствия точности (погрешность механизма, если выражаться техническим языком), которое ведёт тело к болезням и иным проблемам…
    Естественно – любой праведник вызывает ужас и агрессию со стороны обычных “греховных” людей… Ему и дрова колоть (в таком количестве) не надо и пищи гораздо меньше, и всяких иных “благ” цивилизации… Он живёт в режиме “правильной” экономии и выглядит здоровее и счастливее богачей, набивающих свою утробу и стонущих от всевозможных “плотских утех”… Это (жизнь праведника) является безусловно агрессией к миру построенному по формуле: Дай! Хочу! Побольше! (точнее – маловато будет!!!)… Просто людям привычнее ощущать себя в роли “баранов” и им обязательно нужен “козёл” для того чтобы стадо двинулось куда надо. Стать же самим себе “козлом”(быть точным, последовательным и Ответственным за свои поступки) – невероятное страдание для средней человеческой психики… – гораздо проще Путь Зомби и мания Величия , на тему: Я – ВЕНЕЦ ТВОРЕНЬЯ, как скажу – так и правильно, а то что и говоришь и делаешь уже давно не ты, даже и задуматься некогда…

  6. Как говорил Учитель, обучение начинается именно с Боевого Искусства. Пока человек не чувствует боли за ошибки, обучение – бесполезно 🙁

  7. Спасибо, Сергей! Надо было проделать огромную работу и иметь светлый ум, чтобы так всё упорядочить! Спасибо!)) Понятие “воин” у Кастаньеды – не тот воин, что воюет с кем-то… он просто живёт в согласии с самим собой и неустанно совершенствуется. Разве это плохо?! Впрочем, каждый слышит то, что желает.

  8. Проблема заключается в том, что несмотря на обилие весьма эффективных техник, ПОНИМАТЬ и принимать целиком данное учение без помощи настоящего УЧИТЕЛЯ, нельзя ни в коем случае. Это относится не только к Кастанеде, но здесь это ярко выражено. Нищие духом, начитавшись книжек К.К., становятся опасными не только для самих себя, но и для всех окружающих, включая родных и близких. Очень быстро мы получаем человека, якобы без сомнений, родственных связей, сожалений о содеянном и т.д. Но уровень его духовности остался при этом на нуле. Внутренние противоречия также никуда не исчезли. Блоки, родовые программы, карма – все на месте. Дон Хуан показывал другой мир К.К., сдвигая точку сборки при помощи своей личной силы. А кто сдвинет точку сборки читателю книжек, возомнившему себя сверхчеловеком? Говорится, что только Сила может выбрать, но почему-то, чуть ли не каждый второй, прочитавший все 11 томов плюс один по тенсегрити , считает себя магом. А интернет и книжные магазины, сейчас доступны всем. И ведь действительно, весь мир переворачивается с ног на голову! И новоиспеченный “воин” начинает активно применять в жизни техники сталкинга и намерения, “безупречно” сея зло вокруг, невзирая на все, честно веря, что идет по Пути. Но ВИДЕНИЯ, как не было, так и нет))). Счастья нет тем более… С другой стороны, мы живем в удивительное время, когда Видение приходит ко многим. И, зачастую, эти люди не защищены от агрессии социума. В этом случае, наверное лучше быть воином, чем жертвой 🙂

  9. Дело в том, что вдруг обнаруживаешь, что все эти , вроде бы уже прошедшие войны, существуют и воюют в самом человеке. Что эти упрощённые понятия светлые и тёмные – суть наши чувства, то, что мы – люди излучает в каждый момент времени. Я обнаружила, что во мне самой есть и Жанна ДАрк, и инквизиторы, сжигавшие её. Что я сама выберу КАЖДЫЙ момент своей жизни, что я хочу и смогу излучать? На резонанс с кем я настраиваю себя? А слова, не вызывающие чувства, не несущие заряда энергии, чаще всего врут. Человек создан действительно великолепно, если он живёт и душой и духом и телом. Развиваясь, мы проходим много путей, похоже, один из них обязательно будет путём воина, иначе дальше не шагнёшь. Это честность, в первую очередь с самим собой. Прежде чем начинать всё гармонизировать, приходится признаваться в собственных недостатках, и это не только действия, а , скорее, собственная реакция на действительность, без опоры на честность ничего не получится

  10. Уже сама жизнь есть поле битвы всякому “я”, ибо жизнь есть вызов живущему в ней. Воин ты, или не воин, – жизнь всё равно будет совершенствовать на тебе свой “сопромат”. Кодекс воина есть способ разумного отношения к жизни, теперь совершенно не понимаемого и не принимаемого, из-за навязанного “идеологией плоти” описания мира. Смысл существования переместился из Вечности и Беспредельности в резервацию “здесь и сейчас”, где битвы ведутся за “суп с картошкой”. Базовые принципы Битв Духа попираются из-за невозможности и неспособности понять и принять их с позиции восприятия мира существующими материалистическими мировоззрениями. Ведь, Бесконечность, полная волшебных ценностей, для человеков, теперь не является целью, которой ради, разумно было бы заложить в ломбард смерти всю свою полученную жизнь, чувствуя в себе Зовущую Силу Истины. Что ж, это даже не по плотски разумно, ибо больных и немощных на ристалище не зовут.
    Религиозной культурой нашего народа веками практикуется усмирение “чувств” (желаний-эмоций-страстей). Понятно, что под “чувствами” подразумеваются “чувственные привычки”, – получать энергию из мира, “традиционным” образом. Но мир меняется, и мы меняемся; и не синхронно между собой; ибо огрубили своё восприятие и внутри, и снаружи “Себя”; и несогласие Мира выжигаем в “себе” и в “мире” безжалостно, называя это и “мужеством”, и суровой необходимостью, и чуть ли, не “путём воина”. Но этот вариант “совершенствования”, просто не может быть успешным, т.к. угнетённые чувства, теряют природную – здоровую настройку на природу организма мира, который, есть всем нам Общий НАШ Организм, с Единым Сознанием, и ЕДИНОЙ ЭНЕРГЕТИКОЙ,- ЕДИНЫМ РЕСУРСОМ ЖИЗНЕННОЙ ЭНЕРГИИ на всех! Чувства следует утончать,- развивать и совершенствовать, ибо они есть “приёмные антены” для принятия “Силы”, разлитой в мире во всех планах и масштабах его существования, проявленных нашим восприятием, и – неочувствованных, (пока, или уже). И путь единоличного самосовершенствования (“Путь Воина”), становится иным: – не лишь спасением своей единоличной души, но “спасением” всего Мира, ибо он и есть Душа наша, хоть своя, хоть – всеобщая!
    Да,- потокание “чувствам”, которые свидетельствуют собой “неполную” реальность, (т.е. не до конца вмещённую, осознанную в “я”, действительность), есть следствие духовного “голода”,- незагруженности восприятия полнотой информации (чувственной и рассудочной), исходящей от/из Мира, которую Иисус называет “хлебом”: -“плоть” (информация), и “кровь” (энергия), (Иоанн.6.27-63;), неведая чего люди пытаются утолить эти “голод – жажду” плотским потребительством, прикрывая свою мировоззренческую несостоятельность,- (“плотское описание мира”), перманентным собиранием и переделыванием его (“Мира”), из заведомо недостающих, для этой цели элементов.

  11. Кастанеда действительно очень талантливо выразил прикосновение к некоторому мистическому миру, который существует, но который закрыт от человека. Но относительно того, что источником его идей и представлений, были знания толтеков, нет никаких доказательств, кроме утверждений самого Кастанеды.
    Я могу сказать совершенно однозначно, что находил множество параллелей из того, о чем говорил Кастанеда, а иногда ну просто один в один, в трудах по теософии, к примеру, Алисы Бейли, которые были опубликованы задолго до его произведений, в которых более четко обозначены вся последовательность и все сопутствующие этапы обучения и следования пути к духовному совершенствованию.
    Кастанеда безусловно необыкновенно талантливый писатель, который благодаря своему таланту нашел способ захватить внимание своих почитателей и переориентировать их интересы в сторону от обычных материалистических представлений. Слышал даже, что установили того, кого Кастанеда называл своим учителем доном Хуаном, который оказывается жив до сих пор, и который отрицает почти все из того, что описал Кастанеда.
    Не следует доверять многому из того, что кажется очень привлекательным и захватывающим, поскольку даже если эти чувства очень возвышенные, они могут вести в ложном направлении. Истину находят чаще руководствуясь трезвым разумом и усмирив основательно свои чувства.
    Кастанеда ввел очень интересное понятие, которое было названо им «Индульгирование». Это означает потворство своим желаниям, чувствам, мыслям – тем, которые часто охватывают обычного человека, когда он встречается с ситуациями, которые его беспокоят, раздражают, угнетают, унижают и т.д.
    Во многих религиях мира, во многих восточных практиках, провозглашается некоторое желательное состояние человека, которое обозначают как отрешенность, отстраненность, сосредоточенность, молитвенность – особое состояние человека, когда какие-то нежелательные чувства и настроения просто не могут овладеть этим человеком.
    Это состояние желательно именно для того, чтобы человек мог наладить связь со своими духовными принципами, со своей душой. Когда чувства, эмоции не успокоены, даже если это хорошие или приятные чувства, – это связь (именно та связь, которая несет в мозг человека реальную информацию из духовного мира) обрывается.
    Практика раджа-йоги характеризует методы достижения и укрепления связи человека через его ум и сердце – с его душой, находящейся на собственном плане бытия.

  12. Семь принципов пути воина:
    1 Стереть личную историю — необходимо для освобождения от мыслей и ожиданий других людей, особенно тех, которые хорошо с нами знакомы.
    2 Избавиться от чувства собственной важности — чувство собственной важности уменьшает личную силу человека и мешает ему трезво оценивать ситуацию, акцентируя внимание на чувствовании себя оскорблённым.
    3 Использовать смерть в качестве советчика — оценивать все действия с точки зрения их неважности перед лицом смерти.
    4 Принять ответственность за свои поступки — не сожалеть о своих поступках и решениях или подвергать их сомнению, поскольку человек смертен и времени на сожаления у него нет.
    5 Стать недоступным — касаться окружающего мира с осторожностью, не брать от него излишнего. «Ты не съедаешь пять куропаток, ты ешь одну. Ты не калечишь растения только для того, чтобы сделать жаровню».
    6 Избавиться от распорядков в жизни — избавиться от связывающих распорядков, стать свободным, текучим, непредсказуемым.
    7 Принять настроение воина — совершать все поступки в настроении, сочетающем самоконтроль и отрешённость, быть безупречным.
    Подробнее расскажет Карлос Кастанеда 🙂

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Optionally add an image (JPEG only)