Лучезарные

«Благодарим тебя, Владыка Вселенной, за этот Путь. Круг замкнулся. Мы возвращаемся».

«Лучезарные» были первыми представителями разума на этой планете. Их жизнь была связана с водной стихией и вся насквозь наполнена, пронизана, пропитана светом. Наверное где-то на дне океанов под слоем ила и песка еще могут храниться их яркие веселые фрески.

Их характер был сродни характеру дельфинов –  и понимая язык дельфинов, вы поймете их: тех, кто были первыми. Возможно восхититесь гениальному видению Александра Беляева, который сумел из осколков давно разрушенной древности собрать их удивительный образ в повести «Человек-амфибия».

Радость… Это вовсе не та эйфория от достижения цели, знакомая нам… Радость того забытого мира скорее напоминает ровное течение глубокой полноводной реки, способ существования и взгляд на окружающий мир.

Да, они действительно умели творить мыслью… Это было совершенно непохоже на то, чему учат сейчас. То было скорее воздушное желание чего-то, которое они с легкостью отпускали в этот мир. «Легкое дыхание» – это бунинское выражение подходит больше всего.

Потом роль зодчего принимали на себя ветры и волны стихий, столетиями и тысячелетиями шлифуя скалы, чтобы придать им причудливые очертания, изменяя берега и наполняя русла рек.

Разумеется, это была всего лишь игра, в которой нет победителей и проигравших.

Люди современного вида, уже тогда суетливые, дерганные,  постоянно чем-то озабоченные, еще застали «Лучезарных» в Древнем Египте, вручив им скипетр первых царей божественной династии. Их самих никто не видел, потому что палящее солнце и полуденный зной были губительны для ихтиандров. А для их редких «выходов к народу» были сделаны четырехметровые носилки с надстроенным высоким верхом, полностью закрытым полупрозрачной тканью, через которую смутно проглядывался огромный силуэт неведомого существа. И хотя помимо «великана» там размещался еще и большой сосуд с водой, эти носилки на удивление легко носили четверо юных привратников.

Один из них поздним вечером, когда морской бриз принес долгожданную свежесть и прохладу, убежал от своих спутников, чтобы нарушить строжайший запрет и подслушать «разговор богов». Пытаясь заглушить биение сердца, отдававшееся эхом в окружающих скалах, этот сирота, знавший о себе лишь то, что его мать – пустыня, а отец – “всадник песчаных бурь”, был как будто вдавлен в скалу потоком восхищения, переполнившим его слезами. Да, он услышал их неторопливую тихую беседу, вплетающуюся молчанием в ритм ночного прибоя. Это напоминало разговор старых добрых друзей, отдыхающих в вечерней прохладе моря, глядя с берега в морской закат. Но разве бывает такое, когда каждое слово открывает целый мир, несет в себе необъятный смысл и знание обо всем на свете, наполняется огромной несокрушимой силой? А молчание дает понимания больше, чем поток слов?
И тогда ему захотелось стать таким же … нет, конечно же он не смел даже мечтать, но хотя бы приблизиться, чтобы и у него когда-нибудь, пускай через много лет, каждое движение, слово, мысль зазвучали по-особому. Этот мальчик впервые и окончательно влюбился в Изиду, пронеся потом эту любовь в своем рыцарском сердце через все последующие века и континенты.

Круг замкнулся. Они были первыми – мы же завершаем цикл. Пройдя путь борьбы, мы поняли, что все это было лишь проверкой на гордость. Путь лишений – это способ обрести силу. Препятствие хорошо развивают творческое воображение. А страданий вообще нет.

Я стараюсь избегать слишком «возвышенных» фраз. Но слово «Лучезарные» моя рука вывела сама – мне оставалось лишь с удивлением на это смотреть.

Они были просто преисполнены радостью, видя и ощущая окружающий мир. Мы же наполняем его потоками своей индивидуальности и тем самым становимся соавторами сложнейшей симфонии, партитура которой уже написана.

One Reply to “Лучезарные”

  1. «Благодарим тебя, Владыка Вселенной за этот Путь. Круг замкнулся. Мы возвращаемся»
    Если раньше этого сделать было невозможно из-за усталости (примерно такое чувство вызывало у нас присутствие на Земле низких астральных представителей), то с их уходом и очищением пространства Планеты, мы сможем вернуть былое величие нашей расы. Величие не в подчинении, как мог бы подумать человек, величие в чувстве одиночества и прекрасного как одного неделимого.
    Человечество не могло справиться с этим чувством без тоски и жалости. Даже не понимая, что они были вызваны окружающими их низкими и темными планами. Именно для них характерно чувство стадности, которое их и смогло удержать, сделать мощнее, чтобы суметь выжить в светлых вибрациях ранее Голубой планеты.
    Теперь все возвращается, и времена боли будут забыты как горький, но необходимый урок для не возврата в подобные схемы и плоскости пространства. Для такой модели мира выбрана иная планета и более мощные источники противовеса для таких своеобразных масс биороботов и членистоногих.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Optionally add an image (JPEG only)