Прыжок

Я стою на узком уступе высокой скалы, пытаясь заглянуть вниз. Туда с шумом падает поток воды, превращаясь где-то далеко внизу в огромный столб пены и брызг.

– Что стоишь? Прыгай! – негромко прозвучал очень знакомый голос того, кто всегда рядом и всегда остается невидим.

Я медлю и продолжаю зачарованно смотреть на постоянно меняющийся узор ажурных водяных разводов. Вода наполняется изумрудным светом, а ее отблески становятся похожими на детский калейдоскоп. Я делаю шаг …

Через миг полета мне кажется, будто мир начинает клониться в сторону. И я уже не лечу камнем вниз, а скольжу по наклонной плоскости. Через какое-то время я уже двигаюсь вверх — и плавно вхожу в облако изумрудных брызг.

Зеленые капли воды принимают красивые причудливые формы – чтобы тут же рассыпаться на скопление блестящих осколков. Они кажутся легче воздуха и свободно разлетаются в разные стороны. На миг их узоры создают непередаваемо красивые сложнейшие формы – и тут же вновь превращаются в хаос.

На отвесной стене скалы над долиной завис маленький отельчик. Его двери всегда открыты – но к ним почему-то нет лестниц. Вход только для тех, кто умеет летать.

Я попадаю вовнутрь и вижу хозяина отеля, успевая догадаться, что он и есть хранитель местного портала. Машинально отмечаю для себя: брюнет, довольно смуглый, худощавый, белая рубаха навыпуск, черные брюки и черная жилетка. Ботинки … дались мне его ботинки … обычные черные лакированные, только почему-то с боков странно отливают красным.

Машинально киваю на ходу хозяину этого странного горного отеля, чтобы тут же о нем забыть. Он ждет, когда я сделаю шаг наружу — и я подхожу к выходу.

Внизу расстелилась межгорная долина, вся заполненная одним огромным цветком, похожим на желтый одуванчик. Я лечу вниз, прямо в безмерное море желтых лепестков, чтобы окунуться в их нектар.

Этот нектар вовсе не приторный — может быть лишь чуть-чуть сладковатый. Он даже не липкий – скорее воздушный. И еще он очень легкий — и в его упругих пузырьках так приятно качаться!

Со скалы напротив в нектар ныряет другой — и не скрывает своего удовольствия. Кажется, по ту сторону зеркала у него какие-то неприятности. Но здесь он просто ныряет в нектар – и ему это нравится.

Рядом с другим двое его друзей. Они так трогательно заботятся о нем и стараются не отставать. Их движения напоминают прерывистые кадры, в которых они периодически замирают в смешных позах. Это их сознание просыпается по ту сторону “зеркала” и пытается непроизвольно взять ситуацию под контроль.

Я ныряю в нектар – и тону в этом блаженстве. Я просто ныряю в нектар.

Этот удивительный и загадочный мир. В нем можно летать сквозь изумрудные брызги и нырять в цветочный нектар.

Я люблю этот мир!

5 Replies to “Прыжок”

  1. Да, это уже что-то новое. Какое-то иной способ символического выражения интуиции.
    Дело в том, что тут на самом деле совмещены два рассказа. И автор даже не позаботился о какой-то связи между ними. Прыжок в брызги со скалы и в поле одуванчиков из отеля. То ли одуванчики приснились автору в короткий миг прыжка. То ли, купаясь в одуванчиках, лирический герой прозрел пропасть с изумрдными брызгами, куда надо шагнуть. (Как говорил Чжуан-цзы: “То ли Чжуану-цзы приснилось, что он был бабочкой, то ли бабочке снится, что она – Чжуан-цзы”).
    Да это и не важно. В обоих случаях соединяет переход. В первом он осуществляется под влиянием анонимного субъекта, скомандовавшего: “Прыгай!” Во втором – под влиянием хозяина отеля, одетого в деловую одежду в пещере над пропастью и кивком пригласившего лирического героя совершить переход в иную реальность.
    А где же свободная личность, её решение? Или мы действительно живём в авторитарной стране, где даже в рай нам требуется побуждение извне?
    А может, в этом вся суть? И не важно, куда кто прыгает и в какой последовательности? ВАЖНО – КТО? И в зависимости от ответа на этот вопрос он увидит и ощутит или брызги, или одуванчики, или вообще что другое (вплоть до ничего)?
    А если бы лирический герой прыгнул сам, то он, может быть, воспринял бы звёзды на дне колодца?…

  2. С самого детства у меня наблюдались “странности” и теперь уже несколько лет (вроде 5 лет) я ВИЖУ иногда золотистые маленькие частицы, которые очень быстро передвигаются. Со зрением у меня все впорядке и головой я не ударялась. Я называю ИХ гонцами. Они появляются, когда в моей жизни происходят какие-либо события или должны произойти. Тогда они очень яркие, четкие и проносятся около меня или просто вливаются в меня со всех сторон!! Потрясающее ощущение! Тогда я понимаю, что мои гонцы готовы принять мои новые желания. Могу увидеть их если захочу просто так.
    Они летают в воздухе… А в недавнее время некоторые из них вижу цвета ультрафиолета, индиго.
    Как Вы думаете ЧТО ЭТО? (сказала маме – она в шоке…)

  3. Эти частицы – энергии. Мне они видны, когда закрываю глаза. Святящиеся точки разного цвета. Иногда бирюзового, иногда красного, синего, золотого и индиго. Характеристика цвета необычна. Например, такими цветами светится аура у некоторых людей. Ярко, не налюбоваться!!!
    Это бывает не всегда. Я никогда не задумывалась над этим. Думала, что все это видят, просто не “рассматривают” при закрытых глазах (именно святящиеся точки).

  4. Блаженство нектара. В нем тонет все, что ты видишь как свое несчастье, жалость и тревогу. Желтый цвет этого почти одуванчика, наполняет радостью и мудростью.
    Мудрая радость.. От прикосновений с брызгами ты становишься чист как озорной мальчишка, который любил бегать по улицам и дергать девочек за косы. Сейчас ты остепенился, осел и позволить себе быть озорным можешь только прыгая с обрыва.
    Настолько перестал себе позволять дурачиться, смеяться, что только полет с высоты стал местом, где никого не стесняешься – ни себя, ни своего детства, ни своего чУдного характера. Где ты, озорник и лучезарный мальчик?
    Ты есть в радостной мудрости. Принеси плоды пыльцы и раздай ее людям. Пусть вспомнят себя в молодости и тогда перестанут прыгать через свою гордость и человечность…

  5. Чтобы лирический герой прыгнул сам, сначала нужно стать лирическим героем… Невозможно что-то сделать раньше того, что необходимо совершить вначале. Найти Колодец, в котором есть Звезды, можно только тогда, когда появилось Желание его найти. А Желание может проснуться тогда, когда уже Не найти Этот Колодец, может и означать Смерть, которая тоже хочет чего-то? Чтобы произошла Интеграция на Новом Уровне, необходимо произвести Реконструкцию, чтобы Вернуть все на Свои Места…
    Возможно его обует страх и тогда опять назад… Но если никто не будет мешать появлению этого Желания, то оно появится обязательно. Рядом может быть тот, кто умеет не мешать, не опережать происходящее Рождение. Это не так просто, как кажется, потому что страх Смерти может не давать пространства для Жизни.
    Если броситься спасать чуть раньше, чем ребенок уже сам плывет, то у него остается страх, что он тонет, и каждый раз ожидает этого спасателя. А спасатель может бояться, что, если он не успеет вовремя, то некого уже будет спасать…
    Когда Ребенок учится совершать Действия, то Признание его Желания действовать, может, конечно, не по злому умыслу, пресекаться,”не давать встать на ноги”. Это как жеребенок, который хочет бегать, как дельфиненок, который хочет плавать, как птенец, который хочет летать, как черепашенок, который хочет именно так передвигаться, как змееныш, который хочет ползать…
    Природная сущность, которая была глубоко понята народом Майя, дает возможность найти Свою Природную Стихию, которая ищет Место Обитания, где и проводит Большую Часть своей Жизни.
    И тогда, именно в этой Родной Среде Обитания, и происходит развитие…
    Распознавание и Того, кто опасен в такой среде, тоже становится понятым, как то, чему смогли научить Родители своего Сына. Почему Сына, это глубинно – психологически Того, кто может стать Продолжателем Дела, такого устойчивого чувствования Передачи от Отца Сыну…
    Для Матери, которая “производит” на Свет себе подобное Существо, Девочку, тоже, как будто, проецирует Образ того процесса, когда Она Сама получала ( или не получала) от собственной Матери, тот Способ восприятия с Миром, отношений к Мужчине, способы выживания в Той Среде, где сформировались определенные Паттерны поведения. И тогда, Сама Среда, как Данность и предлагает именно определенные Возможности и Ограничения, как Закон Стаи, в ее Человеческом и Природном Союзе.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Optionally add an image (JPEG only)