Со Смертью в баре

Что насупилась, пригорюнилась,
Черны брови свои нахмурила?
Исподлобья лишь смотришь искоса …
Иль забыла? Давно не виделись?

Лучше выпьем с тобой по маленькой,
Поболтаем, о чем вспомянется.
Что, не нравится моя компания?
Так я не звал тебя на свидание.

Ты конечно расскажешь разного,
только эти новеллы оставь себе.
В твоих кружевах безобразного
Все как прежде, тоска да ненависть.

Мы опять не сошлись характером,
Вновь решили пожить в отдельности.
Если встретишь кого знакомого —
Передай привет, раз не свиделись.

Так куда ж ты? – Еще не допито.
А, дела – ну тогда прощаемся.
Не могу сказать: «всего хорошего»,
И воздержусь от слов: «до свидания».

Со Смертью у меня действительно в некотором роде интимные отношения. Имел случай встречаться с этой дамой. Так получилось, что в течение нескольких лет мы с ней были очень близки — и в тот период видел ее воотчую, общался с ней. В моем представлении она совсем не такая, какой ее обычно описывают мистики. Это подтянутая современная женщина средних лет в строгом деловом костюме. Только очень-очень усталая. Мне даже показалось, что роль смерти — это для кого-то кармическая отработка, как у участников свиты Воланда.

В тот период я мог безошибочно определить, кто умрет в течение месяца из соседей или родственников. Она всегда в это время проходила рядом. На мое недовольство охотно сообщила, что не она принимает решение, а в ее обязанности входит лишь все обустроить как надо.  И действительно, при ее участии стрессовая ситуация смерти близких у многих людей порой разрешалась сама собой.

Наверное я мог бы расширить круг смертельных «предсказаний», просто к этому не стремился. Потом, когда мы с ней расстались, эта способность как бы растворилась … Конечно сложно не увидеть печать смерти у тех, кому это вскоре суждено, но такие прогнозы дело всегда неблагодарное.

Самой смерти я тогда не боялся, свыкся с ее неизбежностью и было даже интересно, что ТАМ.  Кажется несколько раз бессознательно переходил черту и не увидел ничего такого особенного в тех вечных сумерках, наполненных тишиной.

На каком-то перевале очень смутно увидел, а скорее ощутил своих ангелов. Их двоих, в мантиях, разумеется без крыльев и прочей мишуры, с виду обычные люди. Один типа «белый», другой «черный», хотя по виду, да и так они одинаковые, просто функции разные. Помню их безразмерную молчаливую скорбь по мне — до сих пор пробирает до озноба. Собственно, тогда я и решил еще пожить. Вот и живу.

Со Смертью в баре: 4 комментария

  1. Люди уходят за грань неизбежного,
    До боли родные и милые лица,
    Что даже порой.в суматохе погрешностей.
    Не успеваем,как должно,проститься.
    Кажется вот,они здесь,рядом с нами,
    Также живут,и смеются,и любят…
    Но невозвратное пристальным взглядом
    Их вырывает из нашего круга..

  2. Смерть — это очень интимное, личное и доверительное…
    С ней можно встречаться с самого рождения, потому что это обратная сторона жизни, как Утро и Ночь…
    Это не конец жизни, это ее состояние. Когда мы провожаем человека, умирающее животное, погибающее дерево- это все отзывается в Душе.
    Здесь не может быть Мнения, это не для этого, это не разговор «чужих людей»…

  3. А ко мне Смерть во сне приходила почти год назад, в виде прекрасной Дамы (одетой в Лучших традициях совр. моды, я понимала, что это очень дорого (как возможно я бы сама одевалась, если бы были средства даже просто на ткань)
    Она мне за минут тридцать (по измерению времени сна) прочла только одно четверостишие и растворилась в дне реальном, но за эти короткие (с точки зрения сна) минуты, передо мной пронеслась вся жизнь будущая, и восстав ото сна я чувствовала себя полной сил и желания жить дальше, более того я все слова запомнила и записала…, — это четверостишие — моя маленькая Молитва с тех пор…
    Смерть — это совсем не плохо, а скорее даже — наоборот… Главное — её не бояться, а принимать как Дар…, любя. Это не — конец…, это — вода, которая выталкивает Ваше тело на поверхность глади…, и просит Вас — Доверься мне, не надо истерик, не надо умирать…, доверься… и… Плыви…, живи как рыба в воде жить-дышать может…

  4. Книга вопросов — Неруда Пабло
    I
    Почему самолёты не водят
    своих детей на прогулку?
    Какая жёлтая птица
    высиживает лимоны?
    Кто вертолёт научит
    мёд собирать на солнце?
    Где ясный месяц хранит
    ночную торбу с мукой?
    II
    Если я не заметил, что умер, —
    у кого я о времени справлюсь?
    Где французские весны
    находят столько листвы?
    Где может укрыться слепой,
    за которым гонятся пчёлы?
    Когда желтизна иссякнет,
    из чего мы выпечем хлеб?
    III
    Скажите, роза — нагая
    или это её костюм?
    Почему деревья таят
    сиянье своих корней?
    Кто слышал слова раскаяния
    от убийцы-автомобиля?
    Что есть тоскливее поезда,
    застывшего под дождём?
    IV
    Сколько церквей на небе?
    Почему акула не трогает
    дерзких морских сирен?
    Дым беседует с тучей?
    Правда ли, что надежды
    надо кропить росой?
    V
    Верблюд спросил черепаху:
    что у тебя под горбом?
    А черепаха: о чём
    ты шепчешься с апельсином?
    Где больше листвы — в саду
    или в Зарослях Прошлого?
    Почему себя убивает
    листва, ощутив желтизну?
    VI
    Откуда столько прорех
    в летучем сомбреро ночи?
    Что шепчет старуха зола,
    ворочаясь возле костра?
    Почему чем больше рыдают,
    тем веселее тучи?
    Для кого во мраке затменья
    пылают пестики солнца?
    Много ли в сутках пчёл?
    VII
    Мир голубя — это мир?
    Тигр — непременно война?
    Почему географию смерти
    преподаёт профессор?
    Что с ласточками стряслось,
    опоздавшими в школу?
    Правда ли, что на небе
    в ходу прозрачные письма?
    VIII
    Что злит вулкан, затаивший
    пламя, холод и злобу?
    Почему Колумб не сумел
    совершить открытие Испании?
    Сколько вопросов у кошки?
    Невыплаканные слезы
    спят в небольших озёрах?
    Или впадают в печаль
    невидимою рекою?
    IX
    Вчерашнее солнце всё то же —
    или пламя его иное?
    Как тучи отблагодарить
    за их мимолетную щедрость?
    Откуда пришла непогода
    с чёрными торбами слёз?
    Где старые имена,
    сладкие, словно торты?
    Куда отлетели Дональды,
    Клоринды и Эдувигис?
    X
    Что скажут через столетье
    про шляпу мою поляки?
    А те, кто крови моей
    не знал, — про мои стихи?
    Как измеряется пена,
    соскользнувшая с пива?
    Что делает муха, застрявшая
    в одном из сонетов Петрарки?
    XI
    Зачем судить да рядить,
    когда мы всё рассудили?..
    Сколько лет Ноябрю?
    Что покупает Осень
    на столько жёлтых монет?
    Как зовётся коктейль,
    где молния смешана с водкой?
    XII
    Кому улыбается рис
    белизною стольких зубов?
    Почему в дремучие годы
    пишут невидимой тушью?
    Сто юбок на розе — а сколько
    на каракасской красотке?
    За что меня блохи кусают
    и сержанты от литературы?
    XIII
    Правда ли, что в Австралии
    все крокодилы — сластёны?
    Как апельсины делят
    между собою солнце?
    Из какого горького рта
    выпали зубы соли?
    Ночь над моей отчизной —
    ночь или чёрный кондор?
    XIV
    Что говорят рубины
    про гранатовый сок?
    Почему не хочет Четверг
    за Пятницей находиться?
    Кто радостно закричал,
    когда родилась синева?
    Почему грустнеет земля,
    когда расцветают фиалки?
    XV
    Правда ли, что жилеты
    замышляют мятеж?
    Почему всё время в зелёном
    является к нам Весна?
    Почему смеются посевы
    над бледным рыданьем небес?
    Как добился свободы
    потерянный велосипед?
    XVI
    Сахар и соль возводят
    белоснежную башню?
    Правда ли, что в муравейнике
    обязателен мёртвый час?
    Какие раздумья жуёт
    осенней порой земля?
    (Не наградить ли медалью
    первый листок золотой?)
    XVII
    Заметил ли ты, что Осень —
    желтейшая из коров?
    Что шкура её, истлев,
    становится тёмным скелетом?
    Где накопила Зима
    столько линейной соли?
    Кто упросил Весну
    взойти на ясный престол?
    XVIII
    Как дошёл виноград
    до гроздевой рекламы?
    Что самое трудное
    между завязью и развязкой?
    Плохо без преисподней —
    нельзя ли её отстроить?
    И унылого Никсона
    усадить на жаровню?
    Медленно жарить его
    на американском напалме?
    XIX
    Подсчитано, сколько золота
    в маисовом королев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *