Ребенок и облако

ребенок в бабочках

Окунувшись в самую глубину своего существа, Человек обнаружил там маленького ребенка. Этот ребенок был чем-то занят. Приглядевшись, Человек увидел, что ребенок с интересом разглядывает огромное серо-зеленое облако, окутывающее его со всех сторон и постоянно принимающее вид самых разных странных и уродливых существ.

— Кто ты? — спросил ребенок у облака.

— Я Мировое Зло! Приношу всем только горе и вселяю страх! 

Ребенок еще не знал, что такое страх. Поэтому он сказал:

— Ты постоянно корчишь рожицы. Давай поиграем! Пойдем, я покажу тебе свое место.

И ребенок протянул облаку руку.

В ответ облако, разразившись черными молниями и оглушительным хохотом, показало новый ряд сменяющих друг друга изображений. Обычно они вызывали страх, бессилие, презрение, брезгливость, гнев, боль и многое другое — и в каждом случае Зло было готово ответить новым набором образов, еще более безобразных и омерзительных.  Но против протянутой детской руки оно было бессильно … и начало тихо таять….

А потом … Впрочем, об этом после. Ведь в том мире, о котором говорил ребенок, не приходится постоянно выбирать между добром и злом, потому что их там нет совсем.  Но это уже совсем другая история.

Человек подумал… Все же странное он существо… У него есть все для того, чтобы освободить себя от рутинного времяпровождения и дать выход творческой энергии … по сути дела стать счастливым. А он вместо этого придумал качели «добро — зло», которые увели его от реальности. Теперь он  ловит жалкие фантомы, мучается сам и мучает других — вконец запутав то, что раньше казалось таким понятным и очевидным.

Ребенок и облако: 9 комментариев

  1. По рабочим вопросам часто курсирую между Москвой и Питером. Дорога в поезде распологает к беседе больше, чем в самолете. Последний раз жизнь столкнула меня с моим земляком, ныне москвичем и питерцем одновременно (жить на два города — видимо мода еще не прошла). Вначале он конечно красочно рассказывал в каком доме он живет, как отдыхает и т.п., всячески подчеркивая свою успешность. Вобщем, ооочень важный парень 46-ти лет. А глаза у него пустые и несчастные. И не понимал он, что смотрю я в его глаза, и жалко мне его. И вижу я мужчину из самой распространенной ныне породы «одноразовых». Людей общества потребления. Живущих по принципу «надкусить и выбросить, надкусить следующее». В жизни таких людей так мало чего-то настоящего. Пусто и поверхностно. В глубине души у них огромная дыра и глубокая депрессия, которую они пытаются замаскировать многочисленными одноразовыми отношениями «без обязательств», пустыми развлечениями, клубами-барами, и т.п. Чем больше он рассказывал о себе, тем большую жалость и грусть он у меня вызывал.
    Он сожалел о том, что живет в стране, в которой не хочет жить, что оба сына уехали — один в Лондон, другой в Женеву… Друзья все тоже на «чемоданах»… И тогда я стала рассказывать ему о тех людях, с которыми общаюсь, работаю и дружу я. Которые делают другой выбор. Которые говорят себе «Если не я, то кто?». Я рассказывала ему, что эти люди делают, как принимают решения, как строят личные отношения… Он с недоверием и удивлением слушал меня. А потом сказал «Я не знаю ни одного такого человека. Но если еще есть в нашей стране такие люди, значит не все потеряно». Не знаю, что он понял для себя. Скорее всего, он вернется к своей привычной жизни. Потому что любимая отговорка таких людей «А разве у меня может быть по-другому». Может, если ты сам этого хочешь. и не надо ждать, что кто-то изменит твою жизнь за тебя.
    И как-то очень в эту тему прислала мне рассказ моя любимая подруга, удивительная и глубокая Алекс Успенская. Пусть этот рассказ тем, кто грустит — поднимет настроение, а тем кто чувствует себя беспомощным — даст надежду.
    ОБЫКНОВЕННОЕ ЧУДО
    Автор Алекс Успенская, написано 26 Сентябрь 2011 г.
    — Зачем ты так, – маленькая девочка посмотрела вверх, – ты же Волшебник!
    – Это жизнь, девочка, просто жизнь, – проронил высокий мужчина с усталым лицом.
    – Но они живые, им же больно.
    – Я знаю, но так нужно. Деревья нужно подрезать, тогда они растут лучше.
    – Нет. Ты мог придумать что-нибудь другое. Ты же волшебник. Ты можешь все!
    – Да, все, – мужчина пожал плечами, – а может быть и не все…
    – Нет, все же ты волшебник! Ты помнишь, что ты волшебник?
    – А что это такое, – казалось, мужчина разговаривал сам с собой.
    – Волшебник – это тот, который делает чудеса, и все удивляются и радуются. И еще сильно, сильно смеются.
    – Зачем?
    – Потому что радоваться чудесам хорошо. Чудеса это то, что очень всем нужно, но не все знают, как их делать. А ты знаешь, – не унималась рыжеволосая упрямица.
    – Может быть тебе кажется. Я – обыкновенный человек. Такой же, как и все. И чудес никогда не делал.
    – Н-е-е-е-е-е-е-т, ты чудесный. Самый, самый чудесный. Ну, вспомни. В прошлом году когда я плакала в саду, потому что потерялась, и мне было темно и холодно, ты подошел, взял меня за руку, и тут же выглянуло солнце. А мне стало тепло.
    – Это просто совпадение. Тучи на небе разошлись.
    – Нет, не совпадение, – маленькая девочка возмущенно надула губы, – вспомни как ты однажды вытащил из под стекла мертвую бабочку, подул на нее и она полетела. Ну, это же чудо!
    – Бабочка просто спала, а я ее разбудил. Ты бы тоже смогла.
    – Да. Теперь я знаю, что на бабочку надо дуть и будить. А тогда не знала. Значит, ты показал мне, как делать чудо. Но подрезать деревья, чтобы росли, я не хочу. Им больно – это не чудо, – девочка сильно топнула ножкой. – Сделай чудо. Ну, пожа-а-а-а-а-алуйста.
    – Какое чудо?
    – Не знаю, хочу чудо! Хочу, чтобы все вокруг засмеялись, смотри какие они хмурые. Да, еще в этих лысых деревьях. Она обвела глазами подстриженный сад и людей сидящих на скамейках.
    «Чудо…», – мужчина размышлял, – «волшебство, чтобы все удивились и засмеялись», – ему ничего не приходило в голову. Ну, как объяснить нетерпеливому ребенку, что он все же человек, а не волшебник. Ему на ум пришла фраза: «Когда мы перестаем верить в чудеса, в нас засыпают волшебники». «Конечно, засыпают, – ответил он своим мыслям, – то одно, то другое. Я же не ребенок, крутишься как белка в колесе. Не до фантазий мне». Его собственная фантазия его самого часто пугала. И он делал все возможное, чтобы воздерживаться от ее использования. Он гордился не своим умением придумывать невозможное, а тем, что был всегда очень практичен… А тут чудо, да еще и пожа-а-а-а-а-а-алуйста.
    Он посмотрел на девочку. Рядом с ней на скамейке лежал альбом для рисования с цветными листками и фломастеры.
    – Давай сделаем чудо вместе. Я буду складывать листочки, превращая их в цветы, самолетики, голубей. А ты рисовать на них улыбку и на каждом писать: «Я – твое чудо!». Ну, как?
    – Давай! – лицо девочки расцвело улыбкой.
    Мужчина начал ловко вырывать листики из альбома, складывал из них фигурки и передавать девочке. Она рисовала на каждом смайлик и писала нелепую фразу: «Я – твое чудо!».
    Когда в альбоме кончился последний листок, на скамейке лежала целая груда причудливых фигурок. «А теперь давай показывать чудеса!» – мужчина насыпал девочке в подол платья улыбчивые листочки, посадил ее на плечо и начал по очереди обходить подстриженные деревья. Возле каждого он останавливался, и девочка вешала на обрезанные ветки сложенные фигурки.
    Скоро весь безжизненный сад покрылся волшебными плодами. Волшебники так увлеклись, что не сразу заметили, как сидевшие на скамейках люди стали вставать подходить к деревьям и рассматривать появившиеся плоды и улыбаться. Вдруг один мальчик потянулся к оранжевой птичке, снял ее с дерева, прочитал надпись, засмеялся и побежал к скамейке, где сидели его друзья. «У меня есть свое чудо!». Проходившая мимо женщина оглянулась и с недоумением посмотрела на подростка трясущего над своей головой оранжевым голубем. Еще через минуту она бережно сняла с ветки голубую розу и, пробежав по строчкам глазами, прижала ее к груди.
    – Я же говорила, ты – волшебник. Просто ты забыл, потому что стал взрослым. А взрослые забывают все, что очень просто, – маленькая проказница произнесла эти слова с важным видом. Мужчина улыбнулся:
    — Да! Взрослеть важно, только не до конца, не навсегда.

  2. Наша маленький домик — наш маленький рай.
    Хотя это просто обычный сарай.
    Наш маленький садик, наш маленький пруд.
    Там волшебство, там дети живут.

  3. у меня бабка волшебная была, свободолюбивая, садика почти не было, только перед школой… Поэтому я, глядя на взрослых, доооолго ходила с удивлёнными глазами и вопросом: что они делают? Никак понять не могла…Тогда я искренне считала, что взрослые… умные и всё знают… Думала, вырасту тоже разберусь, пойму…
    Выросла и поняла, что взрослые по сути дети, которым настучали хорошо по рукам… Тяга к миру взрослых у них осталась, вот они и штурмуют… Наштурмовавшись, попробовав эту «взрослую жизнь» у них чувство обмана в душе и разочаровании.. Иные ищут, другие встают в колею, бережно раскатанную еще родителями, у них уже не блестят глаза… Они точно уверены, что знают жизнь. И жизнь это суета. И этот тухлый опыт передают детям…

  4. Тема очень близка профессионально.
    В ТА (транзактном анализе) существует 3 варианта Ребенка.
    1 и 2 — это адаптивный:
    а) приспособившийся выживать и как правило, всего боящийся и
    б) бунтующий.
    А 3- й — Свободный Ребенок, умеющий наслаждаться жизнью. И энергетика бесконечная, детская! Но его порой почти не остается в структуре личности мрачных тетенек и дяденек, да и мрачных молодых людей сегодня тоже достаточно.
    Путь к Свободному Ребенку — разобраться и распрощаться со страхами. Нелегкий…
    «Будьте как дети» — это еще и здоровье. Без психологического, как известно, соматическое невозможно. И социальное, кстати, тоже.

  5. Жила-была тётенька. Была она как все тётеньки усталая, серьёзная, замученная жизнью, озабоченная. Как все тётеньки бегала на работу и всё время боялась, боялась, боялась — что зарплату ей понизят, что с работы уволят, что останется она без ничего.
    Как и у всех тётенек, у неё был свой дяденька, который говорил ей, что любит её, что хочет всегда быть с нею. Но как и все дяденьки, её дяденька тоже ужасно боялся всего на свете. И что полюбит свою тётеньку слишком сильно, и что не сможет жить без неё, если она вдруг уйдёт, и ответственности боялся — за семью, за детей, за любимую.
    Бедная тётенька так устала от этой безрадостной жизни, что взмолилась однажды: «Господи, хочу быть девочкой! Озорной, весёлой, нежной, красивой, любящей и любимой!»
    И Господь услышал её мольбу.
    ОНА СНОВА СТАЛА ДЕВОЧКОЙ!
    Рано утром девочка просыпалась с улыбкой, потому что ещё один день начался! Оттого что небо ясное, и солнце светит, и облачка лёгкие на сердечки похожи! Она бежала на работу, как на праздник, и от этого у неё всё получалось так здорово, что все её хвалили, и удивлялись, как замечательно она всё делает! А она работала как играла — вдохновенно, радостно, просто творила, а не работала!
    И коллеги, и начальство всё больше и больше любили девочку. Как только она появлялась, все улыбались, оживлялись и сами ощущали себя детьми. Всем хотелось сделать девочке что-то приятное, порадовать её, помочь. Ведь детей все любят — ни за что, просто так, оттого что они такие открытые, добрые, оттого что всем доверяют, и людям, и жизни, оттого что в них страхов нет.
    Особенно начальник старался — то премию выдаст, то зарплату повысит, то работу интересную даст, то новую должность предложит. В общем, нарадоваться на неё не мог. А она на него. И на свою работу.
    И с молодым человеком девочке очень повезло. Как только он понял, что его тётенька совсем не тётенька, а девчонка, сам мальчишкой сразу стал! Влюблённым, нежным, бесстрашным, сильным!
    То и дело на руках свою девочку носил, подвиги ради неё совершал, на лодке катал, на американских горках! Она в него уткнётся, и не страшно ей с ним! А радостно, весело, чудесно!
    Потом у них детки появились — гармоничные, способные, удивительные, любящие, настоящие солнышки!
    И девочка просто купалась в счастье — каждый день, каждую минуту, каждое мгновение!
    О страхах своих даже не вспоминала!
    Ну какие могут быть страхи, когда жить так радостно, так интересно! Когда каждый день приносит всё новые и новые чудеса!
    А если по старой памяти она снова в тётеньку превращалась и бояться начинала, стоило ей выйти на улицу, посмотреть на цветок, деревце, звёзды, она тут же становилась девочкой — открытой Миру, доверчивой, сильной.
    И снова вспоминала о том, что Жизнь бережёт нас, заботится о нас. Что все, все, все наши «беды» начинаются тогда, когда мы забываем о том, что мы дети, когда мы становимся унылыми и озабоченными дяденьками и тётеньками.
    «БУДЬТЕ КАК ДЕТИ!» 🙂
    ДЭА

  6. Мои ранние детские воспоминания крайне противоположны. Первое, мне было не полных три года. Это тётенька в белом халате держит меня на руках.Кругом ещё тёти, одетые также. Все смотрят на стену, на которой большой чёрный рупор, он что-то вещает, а люди плачут. Шёл 1953 год, начало марта, смерть Сталина. Следующая картинка детства: яркая,солнечная и радостная. Мы приезжаем с мамой в какой-то маленький городок, снимаем комнатку у бабули рядом с рекой. Был период наводнения. Вода подступила к самим домам. И мы прямо у калиток полоскали бельё,набирали воду.
    Мама умерла рано.Была банковским работником. Была арестована за «вредительство» и посажена на 10 лет. Впоследствии реабилитирована. Но яркая картинка лета 53 года (но не весны) до сих пор в моей памяти, греет и вдохновляет.
    Из своего раннего детства вспоминаю: мне часто казалось, что за мной постоянно кто-то наблюдает. И где бы я не была, с кем бы не играла, присутствие » кого-то » было как бы голосом моей совести. Я не могла совершать плохие поступки, хотя кругом творилось порой невообразимое. Помню, поддавалась «коллективному » чувству, но срабатывал » тормоз » (на тебя же смотрят), или отходила от неприятной ситуации, или старалась выйти из неё с » наименьшими потерями «, но с достоинством. Взрослые мне не верили, называли выдумщицей. Уже повзрослев конечно же «потеряла» «соглядатая «, вроде как подумалось. Наверное это был Ангел-Хранитель.
    Я его не видела, только чувствовала. Вообще, жизнь была не подарок. Было много курьёзных, порой экстремальных ситуаций. Часто по молодости, из «неразберихи» в голове, доверчивости и спонтанности. Оглядываясь назад, в прошлое, оторопь берёт, ведь могла бы погибнуть, пострадать. остаться ни с чем… И вот, находясь в «зависании» над непоправимым, как будто кто-то невидимый подаёт «руку помощи». Это и встреча с доброжелателем, внезапно появившаяся возможность решения финансовых проблем, вдруг совершенно изменившееся отношение ко мне недругов, и прочее. Даже родные заметили это. Конечно, с жизненным опытом приходит мудрость и остепенение.

  7. Ребенка милого рожденье
    Приветствует мой запоздалый стих.
    Да будет с ним благословенье
    Всех ангелов небесных и земных!
    Да будет он отца достоин,
    Как мать его, прекрасен и любим;
    Да будет дух его спокоен
    И в праве тверд, как божий херувим.
    Пускай не знает он до срока,
    Ни мук любви, ни славы жадных дум;
    Пускай глядит он без упрека,
    На ложный блеск и ложный мира шум;
    Пускай не ищет он причины,
    Чужим страстям и радостям своим,
    И выйдет он из светской тины
    Душою бел и сердцем невредим!

  8. Представьте, что вам три года, и вы в первый раз в жизни увидели море. Вы еще не знаете, что на свете есть много разных цветов и некоторым из них даны названия. Море, горы, деревья, цветы — живые, изменчивые и текучие, бесконечно разнообразные и в то же время сливающиеся в единой картине.
    Умный Взрослый решает, что пришла пора кое-что вам объяснит. Он показывает на землю и говорит: «Это черный цвет, он очень мрачный и печальный. А вот эта роза — красная, это цвет ярости. Небо — синее, это цвет фантазии и если слишком долго на него смотреть, то можно оторваться от земли. Камни — серые, это самый скучный и неприметный цвет. А вот зеленая трава, это цвет любви и доброты, очень хороший цвет».
    Этот Умный Взрослый как будто рассекает пространство на части волшебным ножом и каждая часть окрашена в определенный, свойственный только ей цвет — и на всякий случай к ней прикреплен ярлычок с названием и характеристикой.
    Теперь вы избегаете плохих цветов и стараетесь смотреть на хорошие. Со временем вы привыкаете и тогда ярлычки можно убрать. Теперь вы уже не помните, почему, когда вам случайно попадается черный цвет, вы попадаете в Царство Печали, откуда нет выхода, а красный вызывает ярость, пугающую вас самого.
    Вы не верите? Это кажется вам страшной сказкой? А между тем, невидимый волшебный нож когда-то разрезал на части ваш внутренний мир.
    В детстве мы спонтанны и естественны. Плачем, когда нам плохо; смеемся и радуемся, когда нам хорошо. Когда учимся ходить, можем сто раз шлепнуться и столько же раз подняться. Мы забываем про падения — нам еще не объяснили, что только особо одаренные способны научиться ходить. Мы полны энергии и неутомимого любопытства — нас еще не научили сидеть тихо, не шуметь и не задавать лишних вопросов.
    Мы полны наивной непосредственности. Мы не знаем, что злиться плохо, а улыбаться хорошо; что мальчики не плачут, а девочки не злятся. Мы доверяем своим чувствам и выражаем их. Отчаянно плачем и так же отчаянно радуемся. Мы доверяем миру и в ответ он представляется нам волшебным и вечно новым. За каждым деревом мы видим приключение, и скука нам незнакома. Иными словами, мы в контакте с тем неуловимым, загадочным существом, которое называется «душа».
    Что же происходит потом? Как мы теряем этот контакт?
    Все начинается с одобрения и порицания. Эта мысль не нова. Мы сотни pаз читали и слышали о родительском программировании, что родители внушают нам модели, которые впоcледствии оказываются вредными и мешают доcтичь успеха и счаcтья. Поэтому нужно пересмотреть эти модели и заменить их на более адекватные.
    Однако все не так просто. Дело не только в том, какие модели нам внушают — правильные или неправильные. Дело в самих моделях, как таковых.
    Вот, например, ребенок злится. Мама говорит: «Злиться плохо». Ребенок запоминает это и в дальнейшем не злится даже тогда, когда это ему очень полезно.
    Ребенок улыбается. Мама говорит: «Умница!» Ребенок запоминает: «Когда я улыбаюсь, меня хвалят и любят». В дальнейшем он улыбается, даже когда ему хочется плакать или ругаться.
    Это неправильные модели. Правильные — позволить себе самому решать, какие чувства выражать. Так? Так, да не так.
    Рассмотрим процесс глубже. Ребенок что-то ощущает — некую энергию, некий поток эмоций. Он позволяет потоку просто протекать. Эмоции меняются, но поток остается тем же. Именно это и называется: «Жить в потоке». Это соcтояние позволяет всегда оставаться энергичным и живым.
    Что же делает мама? Она говорит: «Ты злишься». Ребенок запоминает: «Этот кусочек потока называется «Злость»». Из живого подвижного состояния энергия превращается в застывшую структуру. Поток замерзает, и вместо текучей воды образуется кусок льда. На него вешается ярлык «Злость» и суждение «Плохо».
    То же самое происходит и с одобряемым состоянием. На него вешается ярлык «Улыбка» и суждение «Хорошо».
    Теперь все чувства разложены по полочкам, и на них наклеены ярлыки: «Страх» (Бояться стыдно!), «Злость» (Хорошие дети не злятся!), «Радость» (Радоваться — хорошо, только потише, пожалуйста!)… Список может быть продолжен по собственному усмотрению.
    Вы поняли, что происходит? Живой и непрерывный поток застывает и рассыпается на кубики — одни запретные, другие — дозволенные и поощряемые. Эти кубики застревают внутри нас, превращая нас из гибких, текучих, подвижных спонтанных творцов в жестких, осторожных, ригидных наблюдателей, отягощенных непосильной ношей. Мы больше не плывем в потоке, а уныло влачим груду льда. Кубики застревают в нашем теле, замораживая его, наполняя смертельным холодом, тяжестью и болью и блокируя нашу силу. Она по-прежнему здесь, но нам она недоступна. А немногие остатки наших сил уходят на то, чтобы влачить на себе или в себе этот груз, который изначально должен был нести нас по жизни легко и радостно.
    Давайте на минутку прервемся и сделаем упражнение.
    Прямо сейчас вспомните ситуацию, в которой вы чувствовали… скажем, страх. Не очень сильный, не смертельный — такой себе средненький умеренный страх.
    Вспомнили? А теперь почувствуйте этот страх. Где он находится внутри вашего тела? Обнаружили? Отлично. Какой он формы? Какого цвета? Из какого он материала?
    Теперь представьте себе, что на этот предмет направлены солнечные лучи, и он начинает таять под их теплом и становится все более мягким, пластичным и текучим, пока, наконец, не растает полностью и не превратится в текущую воду. Что вы сейчас чувствуете? Не правда ли, это ощущение гораздо приятнее?
    Теперь представим себе, что текущая вода — это пластилин, из которого мы можем вылепить все, что захотим. Какое чувство вы хотите создать? На что оно будет похоже? Как вы его назовете?
    Повесьте на ваше произведение табличку с названием. Представьте себе, что вы — посетитель музея, рассматривающий чужую, незнакомую скульптуру. Обойдите ее со всех сторон.
    А теперь снимите табличку и снова превратите фигурку в текущую воду. Понаблюдайте за течением воды, а затем представьте себе, что вода начинает испаряться. Над рекой поднимается туман (кстати, какого он цвета — ваш туман?), который постепенно рассеивается, превращаясь в воздух. То, что было фигуркой, рекой и туманом, сливается с окружающим пространством, превращаясь в единую энергию, текучую, живую и бесконечную.
    Ваше тело тоже создано из этой энергии. Впустите энергию туда, где давным-давно (или только что) жила фигурка по имени «страх». Если вы захотите, вы можете вылепить ее снова. Или любую другую фигурку. И повесить на них табличку. И поставить в музее под стекло. Или не лепить ничего и позволить энергии оставаться самой собой.
    Потому что это ваш мир, и вы — его творец. Вы просто забыли об этом, уступив другим свое право распоряжаться в этом мире. Сейчас самое время вспомнить — и вернуть свою силу, которую когда-то вы отдали созданным вами фигуркам. Создали — и позволили им жить самостоятельной жизнью, играя в спектакле, сценарий которого тоже написали вы сами.
    Как выйти из этого круга? Вспомнить, что вы — не один из актеров. Вы — автор, зритель и режиссер.

  9. Всем говорю, что в них столько лет, сколько себе навесили …
    Недавно в разговоре 5-летний мальчик сказал мне:
    — Мне кажется, ты такая взрослая!
    — Ну, естественно, — говорю в ответ, — я для тебя вообще должна быть ооочень взрослая, мне вообще больше чем 1000 лет 🙂
    Он меня так измерил взглядом и ответил очень серьезно:
    -Нет, на столько ты точно не выглядишь!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *