Из истории женского белья

Было это примерно на рубеже XVI-XVII веков.

Родился я тогда в Швейцарии в семье обычных ремесленников. Был рослым, веселым, неприхотливым и неунывающим, с кудрявыми темными волосами. В поисках заработка завербовался в швейцарские наемники, которые тогда славились по всей Европе своей стойкостью, жестокостью и неподкупностью.

На наемников тогда был большой спрос. Как раз в тот период Голландия боролась против испанского владычества, при этом состоятельные купцы не хотели сами рисковать и охотно финансировали повстанческие отряды – гезы. К слову, «Легенда о Тиле Уленшпигеле» странным образом с детства трогает мое сердце.

Потом я занялся более выгодным делом: поставкой оружия повстанцам. И в этом преуспел.

В то время жизнь в Голландии бурлила на фоне уныло-застойной Европы. Разбогатевшие купцы хотели запечатлеть свои лики и давали работу талантливым художникам. Сейчас полотна многих из них уходят с аукционов за десятки миллионов долларов, а тогда они были веселыми шалопаями, с которыми мы вместе пили дешевое вино в тавернах и шлялись по борделям.

Где художники – там и натурщицы. Я пробовал рисовать с них свои эскизы… потом на обнаженный силуэт наносились новые штрихи … так получались первые наброски будущих эскизов женского белья.

Разбогатев, я вернулся на родину, в Женеву, обзавелся семьей. Жена была в прошлом добропорядочной проституткой, т.е. торговала телом только в отведенное время по установленным правилам, одевалась строго, соблюдала посты, посещала церковь и обожала говорить о морали. Не знаю, что нас свело: иногда мужчины бывают сентиментальными к таким женщинам.

И открыл магазин женского белья.

Это был период, когда испанские монархи ввели в обиход туго стягивающие женские корсеты: у набожных христиан эталоном благочестия считались «плоскодонки», а развитая женская грудь воспринималась как проявление греха.

Церковь всегда любила смотреть женщинам под подол. Вышла в свет папская булла, строго запрещавшая женщинам носить нательное белье, а инквизиция охотно сжигала дам, осмелившихся выставить свои формы чуть больше обычного.

В моей родной Швейцарии наступали серые, однообразные и унылые времена кальвинизма с комендантским часом, отсутствием развлечений и пуританской моралью. Наказания за нарушение запретов были порой строже, чем у католиков.

С другой стороны, уже расцветала эпоха Возрождения, и тело, также как и душа, стремилось освободиться от оков.

Женского белья тогда не было. Аристократкам оно казалось ни к чему. Женщинам из народа приходилось хуже, при работе подол может задираться, тогда снизу поддувает, так что они носили нижние штаны на подвязках. Поэтому жены швейцарских купцов и ремесленников, этого грубого и неприхотливого люда, достигшего определенного благосостояния своим честным и упорным трудом, были в принципе готовы в новому веянию.

Осталось только вместо грубых холщевых штанов предложить им изящные мягкие панталоны с кружевами. Что и было сделано. Мне привозили нежнейший шелк издалека, а для шиться были наняты самые лучшие портные. Так продолжалось примерно два года…

Спрос был ажиотажным. Надо было видеть горящие глаза досточтимых матрон и их руки, перебирающие мягкие ткани. А мне нравилось предлагать им разные фасоны и прикидывать, как это ляжет на их бедра.

Это меня и сгубило. Еще бы, покусился на святое – монополию мужей на тела своих жен. Церковники же традиционно испытывали особо изощренный интерес к женским гениталиям, заявляя на них свою монополию. В общем, меня в чем-то обвинили, не помню уже в чем, да и какая разница…

Жена по наущению епископа написала подробный донос на меня – разумеется из самых благих побуждений набожной прихожанки.

Процесс был очень шумным! Испытывая нервное возбуждение, в присутствии огромного количества народа я отверг все обвинения остроумными репликами, главной из которых было: вы раздеваете женщин в храмовых росписях, а я их одеваю, так кто из нас грешник?

Но все оказалось предрешено заранее. О приговоре мне сообщил поздно ночью в холодном каземате заместитель мэра, которого я знал с детства… он даже считался моим другом. Вежливый, умный, образованный, по своему гуманный — он смотрел мне прямо в лицо и одновременно куда-то дальше сквозь, как будто меня уже не существовало. Такой ледяной холод, освобождающий от последней надежды и повергающий в дрожь осознанием неминуемого, запоминается надолго … на столетия. Он предал меня потом еще пару раз, в том числе и в этой жизни… — после чего сам скончался в артритных муках.

Почему-то меня не сожгли. Просто отрубили голову. Подозреваю участие какой-то знатной дамы, пожелавшей остаться неизвестной.

Было удивительно, как спокойно я воспринял эту участь. Никого не винил. Ни о чем не просил. Принял как должное.

В день казни я был весел как обычно, непринужденно положил голов на плаху и что-то сострил палачу. Прекрасно помню тот миг, когда голова отлетала от тела – во мне вдруг разлилась беспредельная любовь к этим людям, обманувшим, предавшим, оболгавшим, осудившим меня и теперь глазеющим на мою смерть…

А мода на женское белье расцвела через столетие — уже из Франции. Увидев возможность быть по-настоящему красивыми в своей естественности и сбросив былое оцепенение затхлости и отчаяния уходящих веков, женщины стали двигательной силой, которая вдохнула жизнь в клонившееся к закату средневековье, расширила границы и и полностью перевернула тот плоский мир, сделав его таким, каким мы его знаем сейчас.

Из истории женского белья: 3 комментария

  1. Палач, это метафора, как слишком жесткая привязка к Лидеру, которая может никогда не оставлять в покое до сих пор. Лидер, как метафора, как отец, как святое имя, как и т.д.
    Это как возвращение в Центр, где через одну точку можно провести множество прямых линий. А две точки, соединены только одной прямой линией.
    На свете много книг своих,
    Они дают ответы нам…
    Успокоенье для двоих
    Достичь возможно, ль? Пополам?
    Нельзя кормить того, кто сам,
    Уж может есть, да все никак.
    Возможно, лучше подарить,
    Конструктор в руки. Вот, вигвам )))

  2. Спасибо , Сергей за рассказ о » моих»… нейтралах…
    Как это по Человечески — Христа распяли, Ведьм сожгли, а цивилизованному Швейцарцу, который изобрёл одежду, просто отрубили голову …
    Есть различный идеологический подход у «разные лагерей»: «Светлых» систем, я за «Нейтралов», есть ещё » Тёмные» и т.д.
    Сейчас вообще происходит беспрецедентное скопление сил на Землю со всего Космоса. При этом ущемлены права всех, не входящих в «Светлые» или «Тёмные» системы. У них есть даже договорённость не оставлять на Земле более 5% «остальных» людей. В таких условиях лично я был инициатором привлечения дополнительных ресурсов остальных сил Космоса к Земле. Конечно не все они обладают таким могуществом и лицемерной изворотливостью, как Светлые. На мне вина в том, что одна из нейтральных ВЦ даже попала в » плен» к одной из «Светлых» ВЦ, которая неприкрыто этим хвастается. Но мы будем продолжать бороться. Я люблю своего Бога не меньше, чем они своего Светлого.
    Я ещё с советских времён был подключён к этой работе по проблематике защиты СССР и Человечества. В результате это помимо моей воли обрасло многочисленными контактами с различными силами Космоса и проработки , как минимум поверхностного осмысления пути в будущее Человека .
    Здесь такое количество проблем. что «задвинуть» их и выйти из «игры» невозможно… В итоге я «варюсь» среди сил, которые по разным причинам навсего хотят уничтожить Человека и пытаюсь находить варианты нашего выживания… Но, исходя из нашего поведения, находить выход всё труднее….

  3. Хотелось бы знать, как Вы всё видите полностью…
    У меня только отрывки из разных. А хотелось бы сложить всю картинку, кое в чём разобраться. Хотя, может, я сама боюсь узнать больше… однако, полностью сложенная мозаика даёт возможность разобраться и осмыслить: что нужно изменить, чтобы не проходить это вновь.Что не переработано и не отработано… поскольку, картинки отдельные, а пересечение жизненных дорог уже даже не вторую жизнь…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *