Джинн

Сейчас сложно определить точное время тех событий. Возможно XVIII или XIX век…

Я тогда вырос в азиатской стране… детство свое не помню… рано поступил на службу к падишаху. Мне не было 18 лет, я еще не познал любви к женщине,  при этом уже был закаленным в боях отважным воином, прекрасным наездником  и в совершенстве владел длинной кривой саблей… Это был шамшир — единственное оружие, которое я знал и с которым полностью сроднился.

Находясь в самом центре сражений, я впадал в особое неистовство.. при этом мое сознание как будто наблюдало все со стороны в замедленном темпе, а внешне  я ускорялся в движениях  и становился недосягаемым для сабель и пуль, не испытывая ни усталости, ни страха перед любым количеством противников… 

Чистота, искренность, целомудрие, преданность, бесстрашие воина — в таких идеалах я был воспитан и стал любимцем падишаха.

И еще у меня был свой джинн. Сейчас сложно вспомнить, как он точно выглядел… Как будто вихрь из плотных сгустков дыма.  Джинн всегда являлся по моему зову и брал под свою покровительство…. В любом сражении я чувствовал его защиту и был уверен в ней — а значит и в себе.

После какой-то важной битвы падишах созвал пир, пригласив на него своих лучших воинов. Среди них были и союзники — англичане. Так получилось, что они сидели за общим столом напротив меня и, напившись, громко обсуждали скабрезности однополых казарменных отношений. Англичане  были уверены, что никто здесь не знает их языка — но я получил прекрасное образование при дворе падишаха. Моя искренность восприняла это как грязное вторжение в девственную чистоту помыслов…

Дальше провал в памяти. Наверное я отключился, как бывало в сражениях,  и потерял над собой контроль…. Очнулся только остановленный десятками копий окружившей со всех сторон дворцовой стражи. В руках сабля — та самая, с длинным изгибом … вся в крови… Напротив искромсанные тела англичан.

Ночь я провел в темнице, не сомкнув глаз…  В этот раз джинн не пришел… К утру стало понятно, что все кончено.

Вряд ли падишах осуждал меня… Скорее всего он был на моей стороне и при этом наверняка не питал симпатий к англичанам. Но как владыка своей страны он обязан был выполнить свой долг перед союзниками — и в тишине первых лучей наступающего рассвета мне отрубили голову.

Так закончился этот миг бесконечного дыхания жизни.

A photographer is dwarfed by the scenery at the Badlands in Death Valley National Park, California on a cold winter morning.

Джинн: 2 комментария

  1. Из грубого риса
    готовят вино в деревнях.
    Цветы хризантемы
    затеряны в травах густых.
    И все же при этом
    они благородства полны!
    А ну-ка, хозяин,
    отведаем прелести их!
    Не нужно в нефритовой чаше
    вина подавать —
    Нам радость приносит
    осеннего солнца тепло.
    Роскошной посуды
    тяжелое злато и кость
    Тебе не помогут,
    когда на душе тяжело.

    БАО ЧЖАО

  2. Жил да был Джинн в Лампе Аладина, который так долго Ее искал. И однажды руки Аладина потерли Лампу, и…
    О, чудо! «Слушаюсь и повинуюсь»» сказал слуга Лампы.
    За этой Лампой гонялся Другой, как в последствии оказалось, расщепленный на 4 части, который так и не смог соединиться в Целое…
    «Только бы не коза, только бы не коза..» — кричал Он, но мы слышали, возможно, совсем другое? Мы слышим То, что можем перевести на свой собственный глубинный тезаурус, и как фонетические Образы…, с Иного языка, языка «иноверца».
    В работе Карла Юнга «Дух Меркурий» и есть следы «Невидимки», который всегда рядом, как друг Джин, который вовремя задает нужный Вопрос и указывает Путь…)))
    Баба Яга помогала не всем, а только Тем, кто уже Зашел в Темный Лес Бессознательного, то есть, тому, кто идет по Пути Индивидуации…, кто пытается самостоятельно пробираться через буреломы, переправы, строить мост на другой Берег, не боится голодать, не боится быть бедным, не боится потерь, а вновь приобретает, вопреки, вопреки, вопреки…
    Время не определяет, когда произойдет важное Событие, которое может запустить аффект переживания, когда откладывать больше нельзя.
    Анубис всегда носил в руке Чашу для омовения, то есть, сопровождал к Смерти, что стоит на пороге Воскрешения Души, Духа. Когда Душа решает умереть, а Дух иссяк, то Анубис соглашается сопровождать, как добровольное Волеизъявление.
    Никто не вправе насильно заставлять Жить, когда Время приходит Уходить…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *