Волхвы

Волхвы — это цивилизационное явление, четко проявившее себя на определенной территории земного шара (только в заданных границах Восточной Европы) в четко зафиксированный исторический период, когда одна эпоха сменяла другую и зарождающейся новой цивилизации требовались духовные основы становления и развития.

В художественной литературе никому не удалось создать яркий, самобытный и в то же время близкий к реальности образ волхва (каким к примеру стал легендарный мексиканский шаман дон Хуан Матус, описанный в произведениях Карлоса Кастанеды).

Упоминания о них в христианских летописях большей частью недостоверны из-за навязанного церковью предвзятого подхода, сомнительного обобщения всех мистиков поздних языческих времен без разбора (а ведь среди тех могли быть и просто шизофреники), отсутствия понимания (и желания понимать) внутренних правил и взглядов волхвов. Современный новодел в стиле фентези рисует синтетических «суперменов», далеких от исторической действительности и уводящий от источника магической силы. При этом нет никаких сомнений, что правдивый в своем своеобразии образ волхва стал бы бы притягательным, на него многие бы захотели быть похожими.

Не имея выраженной организационной структуры (наподобие мистических орденов более поздних времен), волхвы представляли собой скорее социальный институт с четко выраженными отличительными чертами, про который практически не осталось исторических свидетельств. Поэтому мы сейчас крайне мало знаем о них и восстанавливаем память путем косвенных подтверждений, ассоциаций и ретроспекций. Попробуем взглянуть на волхвов со стороны тех племен, через территории которых пролегал их путь.

коряга на реке

После катаклизмов, прокатившихся по земле многие тысячелетия назад, огромные пространства освободившихся территорий обживали остатки сохранившихся народов, быстро приходивших в первобытное состояние. Их исторический ресурс был исчерпан и сами они были обречены уныло влачить свое жалкое существование, потеряв все былые достижения ушедших времен и не видя смысловых доминант в наступающем будущем, в постоянной борьбе за физическое выживание до полного вырождения. 

Сохранившиеся мегалитические останки былых цивилизаций воспринимались ими как элемент ландшафта, а память прошлого была стерта за ненадобностью.

Так было везде. Планета, содрогнувшись, проходила фазу очищения и обновления.

В это историческое безвременье, стали появляться небольшие группы мужчин, человек по 10-15. Никто не знал откуда они пришли, что привело их сюда и куда они держали путь. Сами они держали это в тайне.

Волхвы всегда старались внешне ничем не отличаться от местного населения. Это было очень важным правилом и, появись они сейчас, выглядели бы точно также как мы (поэтому все попытки возродить внутреннюю память о них с помощью показного псевдо-этно-антуража, старинных рубах, длинных бород и проч. выглядят нелепо). Лишь в общении между собой они показывали разительный контраст в понимании сути вещей.

Та сплошная волна доброжелательности, что струилась от них, вызывала даже настороженность от невольной мысли, что так не бывает. При этом они демонстрировали и выносливость, к тому же умели делать прекрасное оружие. На них впрочем никто не нападал… а те, у кого могли возникнуть такие желания, натыкались на невидимую границу, теряя ориентиры и память.

Очень сложно определить их верования. Сегодняшние попытки навязать им ритуалы поклонения языческим богам не имеют ничего общего с реальностью. Скорее всего волхвы вообще не были мистиками и им не нужна была религия, потому что они не верили, а знали. И еще были бесконечно любознательны.

У волхвов была стройная система знаний об этом мире, которая в конечном итоге позволила тем народам, через которые пролегал их путь, не только выживать, но и эволюционировать в тяжелом климате. Причем эта система знаний выходила далеко за планетарные рамки, эта была объемная и многоуровневая космическая модель.

Т.н. «боги» для них были реальностью, представителями вышестоящих цивилизаций и одновременно предками, основателями генных линий. То, что волхвы получали от них в контактах за полярным кругом, воспринималось как знания об окружающем мире, но никак не объект для слепого поклонения.

Это были прекрасные мастера в любом деле. Именно они внесли в местную материальную культуру искусство медного литься — причем учились у них в основном женщины, хранительницы местных племен, медные украшения которых потом стали общими оберегами. До сих пор археологи находят в древних захоронениях т.н. «литейщиц» приспособления для литься и бронзовые изделия, строя на этот счет разные гипотезы.

В целом отношение к окружающим людям со стороны пришедших я бы назвал забытым словом интеллигентность. В наше-то время это архаика, а тогда казалось наверное чем-то непонятным … или давно забытым.

девушки отправляют венок по реке

Конечно у некоторых из них, особенно молодых, были связи с женщинами. Это позволило обновить генофонд местных племен, дав шанс их потомкам проявить себя в наступающие времена. Правда потом, в череде веков, зачинатели этих генных линий (ставшие по сути богами родов) поняли, почему старейшины относились к этому скептически. Кому-то через многие века пришлось родиться в основанном им роде, чтобы своим намерением преодолеть волну неизбежной деградации, встретиться с самим собой — тем, что был в начале времен — и восстановить поток жизни. Таково бремя богов.

Пожив некоторое время среди племен, они уходили. При этом тщательно зачищали за собой все следы. О том, как как они могли выглядеть, мы можем узнать только по их поздним потомкам. А про то, что занимало их мысли, уже не узнаем никогда.

современные язычники

Понятно, что пришедшие ниоткуда притягивали к себе как магнит самых умных, любознательных и чистых душой представителей местного населения. Таких видимо было немного, как и во все времена (в т.ч. и сейчас). После ухода странников те, кто остались, продолжали их линию. Это было второе поколение волхвов, на которое также можно ориентироваться в поисках первоначал древней магии.

В течение какого-то периода времени после этого традиции еще сохранялись, потом постепенно таяли, при этом вновь нарастали процессы деградации. Кто-то из местных начинал примерять на себя роль волхва, просто повторяя определенные заученные действия, воспринимая их как ритуалы и не понимая сути происходящих при этом процессов.

Память о волхвах постепенно растворялась в веках.  А после тех, кто ушел навсегда, оставались дети новой цивилизации, ремесла, умения, искусства — и всплеск в развитии целых народов, который невозможно объяснить научными логическими выкладками.

Мне очень близок этот образ мышления и способ мировосприятия. Где-то там, среди этих людей, пришедших из ниоткуда и ушедших в никуда, моя настоящая Родина. Там мой дом.

Волхвы: 2 комментария

  1. Я- зеркало прошлого, сгусток времен,
    И совесть, и мера,
    Хранилище снов, мартиролог имен…
    Я — озеро Неро.
    Раскину атласную ферязь мою
    И слушаю травы.
    И все принимаю, и все отдаю:
    Любовь и отраву.
    Я ливни ловлю, и дождей болтовню,
    И вьюжные свисты.
    Осенние оттиски листьев храню
    Весне на мониста.
    Склонись надо мною и сердце раскрой,
    Подстреленный кречет.
    Послушай, как волн моих шелковый строй
    Баюкая, лечит.
    Смотри, как мерцает в подводном плену
    Былинное имя.
    Позволь мне в мою заглянуть глубину
    Глазами твоими.
    Крылами лебяжьими плещут в края
    Реальность и вера.
    Я – древняя, тайная память твоя.
    Я – озеро Неро…
    Автор: Шляхова Надежда

  2. Где-то есть город тихий, как сон
    Пылью текучей по грудь занесен
    В медленной речке вода как стекло
    Где-то есть город в котором тепло
    Наше далёкое детство там прошло
    Ночью из дома я поспешу
    В кассе вокзала билет попрошу
    Может впервые за тысячу лет
    Дайте до детства плацкартный билет
    Тихо кассирша ответит: «Билетов нет»
    Билетов нет
    Ну что, дружище, как ей возразить
    Дорогу в детство где ещё спросить
    А может просто только иногда
    Лишь в памяти своей приходим мы туда
    В городе этом сказки живут
    Шалые ветры с собою зовут
    Там нас порою сводили с ума
    Сосны до неба, до солнца дома
    Там по сугробам неслышно шла зима
    Дальняя песня в нашей судьбе
    Ласковый город- спасибо тебе
    Мы не приедем, напрасно не жди
    Есть на планете другие пути
    Мы повзрослели, поверь нам, и прости

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *